kislaya: (Нюша читает книжку)
Пару месяцев назад я была на благотворительном творческом вечере поэта Льва Рубинштейна в Главной публичной библиотеке страны.
Про вечер
Первый раз была в Ленинке. Здание потрясающее - яшмовые колонны круче чем в солидные средневековых храмах.
Доходы от вечера по интересному совпадению пошли в Челябинск- для организации детской площадки в доме ребёнка при женской колонии.
В зале на 1000 человек сидело 15 поклонников Рубинштейна.
Он читал прозу, в основном автобиографические заметки, очень приятные.

Про книги
После чтения предложили задавать вопросы автору. Вечер немного забуксовал.
Тогда я спросила кого он считает Выдающимся из живых русских писателей.
Рубинштейну вопрос пришелся не по душе (или не ко времени?), он долго отнекивался - и сказал только - мне нравятся мои друзья!

Сесть мне было неловко, поэтому я переформулировала и спросила про стоящие книги 21 века на русском языке.. Снова не хотел отвечать. Уворачивался. Это же, говорит, очень субъективно!

Из зала сказали - Лёва, не кокетничай, нам интересно твоё субъективное мнение!

Рубинштейн ответил - Ну вы же спрашиваете писателя! я должен сказать - мои!
Я села, несколько обескураженная.

Рубинштейн ещё немного поворчал, а потом сказал:
- Ну вот "Ложится мгла на старые ступени" Чудакова, хотя написана она в 20 веке. И моя настольная книга Записи и выписки " Гаспарова.

***
Чудакова я прочла в сентбяре этого года назад, а Гаспаров - и моя настольная.


О забавном
После вечера всех 15 благотворителей пригласили на мини-фуршет - с хамоном и дыней. Ко мне подошла удивительно красивая и элегантная девушка, a-la молодая Катрин Денёв. Завели светскую беседу. Взяли автографы у Рубинштейна, сфотографировали по очереди друг дружку с поэтом.
Вместе вышли к метро. Она спрашивала что я читаю, кем я работаю и вообще. Есть ли у меня фейсбук. Части ли я хожу на такие вечера. И почему я пришла с чемоданом :)

Ну, говорю, про вечер узнала от Божены. Рубинштейна уважаю. А так-то я юрист. Командировочный. Из Челябинска. А вы?

- А я - отвечает красавица, - галерист, живу в Милане. В основном современное искусство.

kislaya: (Нюша читает книжку)
На Майорке в горах и ущельях мы часто видели растение с удивительным ароматом и очень яркими мелкими каплевидными цветочками. Растение низкорослое, кустистое, листики как хвоя – мелкие и игольчатые.

 photo IMG_0982.jpg

Дома я его опознала – это Вереск.

Вечнозелёный, сильно ветвящийся кустарничек с мелкими трёхгранными листьями. Цветки мелкие, в однобоких кистях. Чашечка длиннее венчика, окрашена, как и венчик, в лилово-розовый цвет. Очень хороший осенний медонос, даёт продуктивный взяток в период, когда уже отцвели другие медоносы. Мёд тёмно-жёлтого и красно-бурого цвета, густой, ароматный, слегка терпковатый,

Дома мы с Митей начали штудировать старинный том Маршака, я его показывала на днях.

Наш с братом детский еще. Брат последние 10 лет читал его моим племянничкам в Израиле и вот вернул на доисторическую родину.

И я сразу решила пустить тяжелую артиллерию на предсонное чтение – Балладу Стивенсона « Вересковый мёд».
Кто такой Стивенсон Митька знает из нашего любимого мультика «Остров сокровищ»«… повесть про пиратов, написал когда-то Роберт Льюис Ственсон…»

Баллада – его любимая стихотворная форма – «Балладу о маленьком буксире» Бродского слабо выучить?
Итак, я милым голосом ( для смягчения) начала читать страшную средневековую балладу в переводе Маршака.

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый - на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.
Король глядит угрюмо:
"Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!"*

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.
Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, -
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
- Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море - катились валы.

И вдруг голосок раздался:
- Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну! -
Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
- Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем.
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод,
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.
Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик...
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик.

-Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна -
Мой вересковый мед!
*
В моем издании Маршака так:
Король глядит угрюмо:
"Опять в моем краю
Цветет медвяный вереск,
А меда я не пью!"


Маршак не первый переводчик баллады. В 1937 году её на русский перепёр Коля Чуковский, сын Корнея Ивановича. Про Колю я читала у Одоевцевой. Как и Одоевцева Николай Чуковский был учеником Гумилёва в поэтической студии в 1921 году.

Никоалй Чуковский перевел Эль как Пиво ( что ближе по смыслу к Элю чем Мёд). Сам перевод менее ровный и поэтичный, то слишком высокопарный, то сниженный. Но тоже очень интересный:

Вересковое пиво
Рвали твердый красный вереск
И варили из него
Пиво крепче вин крепчайших,
Слаще меда самого.
Это пиво пили, пили
И на много дней потом
В темноте жилищ подземных
Засыпали дружным сном.
Но пришёл король шотландский,
Беспощадный для врагов,
Он разбил отряды пиктов
И погнал их, как козлов.
По крутым багровым скалам
Он за ними вслед летел
И разбрасывал повсюду
Груды карликовых тел.
Снова лето, снова вереск
Весь в цвету, - но как ту быть,
Жаль живые не умеют
Пива сладкого варить?
В детских маленьких могилках
На холме и под холмом
Все, кто знал, как варят пиво,
Спят навеки мертвым сном.
Вот король багряным полем
Скачет в душный летний зной,
Слышит сытых пчёл гуденье,
Пенье пташек над собой.
Он угрюм и недоволен.
Что печальней может быть -
Править вересковым царством,
Пива ж сладкого не пить.
Вслед за ним вассалы скачут
Через вереск. Вдруг глядят:
За огромным серым камнем
Двое карликов сидят.
Вот их гонят и хватают.
В плен попали наконец
Двое карликов последних -
Сын и с ним старик отец.
Сам король к ним подъезжает
И глядит на малышей -
На корявых, черноватых
Хилых маленьких людей.
Он ведет их прямо к морю,
На скалу, и молвит: - Я
Подарю вам жизнь за тайну,
Тайну сладкого питья.
Сын с отцом стоят и смотрят:
Край небес широк, высок.
Жарко вереск пламенеет,
Море плещется у ног.
И отец внезапно просит
Резким, тонким голоском:
- Разрешите мне тихонько
Пошептаться с королём.
Жизнь для старца стоит много,
Ничего не стоит стыд.
Я тебе открою тайну, -
Старый карлик говорит.
Голос тонкий, воробьиный,
Тихо шепчет в тишине:
- Я тебе открою тайну,
Только сына страшно мне.
Жизнь для юных стоит мало,
Смерть не стоит ничего,
Все открыл бы я, но стыдно,
Стыдно сына моего.
Ты свяжи его покрепче
И швырни в пучину вод!
Я тогда открою тайну,
Что хранил мой бедный род.
Вот они связали сына,
Шею к пяткам прикрутив,
И швырнули прямо в воду,
В волн бушующий прилив.
И его пожрало море,
И остался на скале
Лишь отец старик - последний
Карлик-пикт на всей земле.
-Я боялся только сына,
Потому что, знаешь сам,
Трудно чувствовать доверье
К безбородым храбрецам.
А теперь готовьте пытки.
Ничего не выдам я,
И навек умрет со мною
Тайна сладкого питья.


Митя впечатлился балладой. Его поразило, то что отец просит убить сына (пора уже читать про Авараама и Исаака!). Видимо мой ежедневный припев – что сыночек это самое ценное и самое прекрасное в жизни – ему внедрился в мозг. Я объяснила ему, что отец на самом деле поступает гуманно – кровожадный король всё равно бы убил пиктов, так что лучше погибнуть мгновенно, а не после пыток. Отец таким образом уберегает сына от костра и прочих ужасных вещей.
Митя согласился, что без пыток оно, пожалуй, лучше. Но потом спрашивает « Но почему старый карлик не научил шотландцев варить мёд? Ведь тогда их не убили бы?» Пришлось рассказывать ему про заветную тайну, честь, месть, про то. что истребитель всех пиктов недостоин пить мёд. Ну и зачем жить совершенно одним маленьким людям в мире где не осталось никого кроме из врагов?
Митя ее подумал и говорит – «А зачем они вышли из-под камня? Почему они сами себя не убили, раз они остались одни-одинешеньки? Зачем показались королю?»
Философствуем, короче!

Балладу многие помнят по необычному мультфильму 1974 года. Мультфильм не для детей, меня лично такой видеоряд в детстве пугал. Но в память врезался.
Из интересного – в тексте мультфильма политкорректно отсутствуют шотландцы.

kislaya: (Нюша читает книжку)
от дорогой Гали [livejournal.com profile] amado и не прошло и полгода!

1. Какая у вас самая любимая книга?
Дам чертову дюжину книг. Люблю число 13!
Гордость и предубеждение. Три мушкетера. Над пропастью во ржи. Дитя слова. Дар. Евгений Онегин. Опасные связи. Властелин колец. Заповедник. Убить пересмешника. Теофил Норт. Дорога уходит в даль. 12 стульев и Золотой теленок.


2. Какую книгу вы перечитывали самое большее количество раз.

Я не перечитываю только те книги , что мне не понравились. Поэтому я бесконечно перечитываю все любимые. Примерно 50 книг.


3. Книга, которую, по вашему мнению, обязан прочесть каждый.

М.Л. Гаспаров. Записи и выписки. Я ее и дарю в особых случаях



4. Какую книгу начинали читать много раз, но так и не смогли закончить?
Роберт Пенн Уоррен " Вся королевская рать"
Но я себя преодолею.

5. Книга, заменяющая вам снотворное.
Я не засыпаю "под книжечку", но для гармонии в душе я возьму Уайльда или Уайльдера :)

6. Книга, изменившая ваше мировоззрение.
Дж. Сэлинджер Над пропастью во ржи


7. Какую книгу вы любите цитировать?
Ильфа и Петрова. Довлатова. Евгений Онегин.

8. Книга, которая стала причиной моря слез?
Я ужасно переживала смерть Дамблдора. Честно. Мне очень было жаль. А Самый Последний раз я плакала над Русским романом Меира Шалева

9. Книга, которая заставила вас безудержно смеяться?
Ильф и Петров. Джером Клапка Джером. мемуары Данелии.
Но сильнее всего в своей жизни, примитивно, по животному я ржала над рассказом Веллера Лаокоон. Просто слезы лились

10. Книга, которую читали всю ночь напролет и не могли остановиться.
Акунин. Пусть будет Алмазная колесница.

11. Если бы вы были режиссером, какую бы книгу решили экранизировать?
Я бы ставила пьесы. Свои любимые. Чехова, Уайльда, Бернарда Шоу. Или детективы - про мисс Марпл гениальнее не снимешь, но есть масса неэкранизированных или экранизированных бездарно. "Что сказал покойник", да! и я снялась бы сама в главной роли пани Иоанны!


12. Книга, оставившая в вашей душе неизгладимый опечаток.​
трилогия "Дорога уходит в даль" Александры Бруштейн.

13. О прочтении какой книги вы жалеете?
Я регулярно читала какое то популярное чтиво. Более-менее борзо написанное. Типа Духлесс. Есть молиться любить. Что то про Шопоголика. Одиночество в сети. Коэльо. Мураками туда же. У Анны Гавальды хоть пара стоящих повестей запомнилась. И мне очень жаль, что я читала слабые романы Акунина, прямо до слез.

14. Любимое произведение русской классики?
"Евгений Онегин" и "Герой нашего времени"

15. Любимое произведение зарубежной классики?
"Гордость и предубеждение" и "Три мушкетера"

​16. Любимая серия книг?
Я люблю красиво изданные книги в серии "лЛтературные памятники", например Алису с рисунками Тэниэла. Обожала серию Зарубежный детектив. Шедевры от ИЛ. Акунин рекомендует - серия Лекарство от скуки.

17. Какого автора вы безмерно уважаете?
Фриду Вигордову.

18. Любимый/любимые книжные персонажи?​
Остап Бендер, Эраст Петрович Фандорин, Холден Колфилд, Теофил Норт

19. Книга, которая вызывает у вас отвращение?
"Это смертное тело" Элизабет Джордж. Там весьма реалистично, долго и со смакованием описано как подростки похитили, истязали и убили двухлетнего малыша из большого молла. В голубом комбинезончике.

20. Что читаете в настоящее время?
"Тринадцатая сказка" Дианы Сеттерфилд ( бестселлер, стилизация под английский нуар, а ля Джен Эйр и Ребекку Дафны Дю Морье. - впечатлило, страшно, талантливо написано.

"мистер Норрелл и Джонатан Стрендж" Сюзанны Кларк ( бестселлер, стилизация - языком Остен про Магов и Маглов) - в восторге, длинно, иронично.

"Русский Роман " Меира Шалева. Это какой то Бабель и Олеша с Эрец Исроэль. Мне очень понравилось.

"Торговец кофе" Дэвид Лисс. Это роман о евреях в Амстердаме 16 века. Увлекательно и привлекательно.

Все книжки из этого пункта мне посоветовал дорогой мой друг и книгофил Алёша П. он же [livejournal.com profile] mitrey
kislaya: (Нюша читает книжку)
Недавно отвечала на вопрос - какие книги оказали на меня внимание в условные 15 лет. Такое как бы позднее отрочество и раняя юность. Я ответила, что на меня оказали влияние просто все детские и взрослые, прочитанные в детстве, книги, так как я дочь библиофила. Надо переименовать свой жж в "Дочь библиофила", это многое сразу объяснит. Так вот, наша домашняя детская и взрослая ( в т.ч. альбомы по искусству) библиотеки были столь обширны и тщательно подобраны , что исключительно они и сформировали мой внутренний мир.

Как выбирались книги в мои 15? Книги давал папа. Наример он говорил: "А давай-ка Апдайка! и до кучи Хемингуэя ( фиесту), Капоте ( завтрак у Тиффани) Хаксли ( сборник новелл), чудесную книжку про училку и американских школьников от внучки Шолома-Алейхема "Вверх по лестнице ведущей вниз", Убить пересмешника - пошли по американцам, а?"

А месяца через два - Теперь Ремарк. Ты кроме трех товарищей ничего не читала?

Или - в Юности вышел Остров Крым Аксенова, надо срочно читать!

Или - почему ты ничего из англичан не читаешь кроме Остин и Теккерея? А как же Мидлмарч, Генри Джеймс, сестры Бронте?

Мне было почти 30, когда папа и мама уехали в Израиль. Помимо внезапной необходимости самой узнавать где ЖЭК, где сберкасса, где что - больше всего меня пугало - а как я буду знать что мне читать нового? Кто даст мне вектор? Я прекрасно справлюсь с перечитыванием всего, что уже знаю и люблю ( я обожаю перечитывать), но новое то?!


Во взрослом возрасте ( после 22 допустим, то есть после 1997 года) не так много книг и авторов произвели на меня сильное впечатление. Ну что там - Акунин, Роулинг, Сорокин ( а Пелевин допустим совсем нет), Кадзуо Исигуро, Подстрочник Лилианы Лунгиной, ряд мемуаристики... Барнс, Бакли, Элис Манро...

А мир детской литературы дает мне до сих пор такой прочный базис, что сейчас, перечитывая все те же самые книги с пятилетним Митькой, я привычно и радостно вновь иду по устоявшимся цепям, тропинкам своего книжного детства.

Итак, в 15 лет я читала:
1) Довлатова. Прекрасно помню первую книжечку - прибалтийского издательства, в мягкой обложке, сборник рассказов "Чемодан" и это был новый дивный мир. Свежий, чудесный. Мрачная ирония, немногословие. Налет маргинальности, слегка грубовато и очень тонко при том.
2) Набокова. Я ушла в мир Набокова с головой, глотала его, ела его полной ложкой, написала по Набокову несколько работ, и мое выпускное и вступительные в университет сочинения были тоже набоковскими. Тема сочинений была " В поисках утраченного рая". Самое сильное впечателение на меня произвели "Другие берега", потому что там был совершенно, с невероятным реализмом описано его идеальное детство: ощущения, воспоминания, запах и вкусы.
Эта цитата вообще навсегда во мне:
Как бывало я упивался восхитительно крепким, гранатово-красным, хрустальным яйцом, уцелевшим от какой-то незапамятной Пасхи! Пожевав уголок простыни так, чтобы он хорошенько намок, я туго заворачивал в него граненое сокровище и, все еще подлизывая спеленатые его плоскости, глядел, как горящий румянец постепенно просачивается сквозь влажную ткань со все возрастающей насыщенностью рдения. Непосредственнее этого мне редко удавалось питаться красотой.

Лолита тоже была из одних Впечатливших книг. Но там стиля я почти не замечала за Сексом. В 15 лет Секс был интереснее стиля:)


3. Оскар Уайльд,и альбомы Обри Бердселя. Как Набоков своим яйцом, я упивалась изыском, модерном, пресыщенностью, сарказмом, милыми и бесполезными людьми, лордом Горингом, виньетками Бердслея и его эротическими картинками. Сюда же засуну куртуазных Маньеристов ( Степанцова, Пеленягрэ и пр.), тонкую книжечку которых я прочла в 16 лет. Стихи молодого Быкова до сих пор со мной.

Выйдешь в ночь — заблудиться не сложно,
Потому что на улице снежно,
Потому что за окнами вьюжно.
Я люблю тебя больше, чем можно,
Я люблю тебя больше, чем нежно,
Я люблю тебя больше, чем нужно.
Так люблю — и сгораю бездымно,
Без печали, без горького слова,
И надеюсь, что это взаимно,
Что само по себе и не ново.


4. Вечная классика : Чехов и Джейн Остен. Читала и перечитывала, читала и перечитывала. Тогда она писалась как ОстИн. Собрание сочинений Чехова и все романы Остин замусолены, впитаны, и лежат там, в сетчатке меня. Писать легко и просто, так будет и не прошло сотни ( почти двух сотен ) лет - будто мы современники, и жизнь воруг все та же, и людские грехи и радости все те же.

Я хотела быть как Элайза. Насмешливой, красивой, и чтобы Дарси безумно влюбился и стучал копытом. Гордость и предубеждение мой самый любимый роман о любви: длинный, неторопливый, ироничный и с хорошим концом. И огромная редкость - с безупречно привлекательной главное героиней.

"Унесенные ветром" я как и все девочки мира тоже проглотила и перечитала сто миллионов раз. Но гораздо раньше, в 10 лет. И читала мама в санатории - и я за ней. А мама в санаторий взяла только второй том. Поэтому лично я читала роман про странную изможденную женщину, которая голодает, пашет, приходит в отчаяние после какой то страшной войны, мечется и борется. Кто такое Ретт и Эшли я вообще не догоняла. И когда потом я начала сначала - я вообще не соотнесла что когда то читала эту книгу и что имя Скарлетт придумано . Думала - ну эту героиню Тоже зовут Скарлетт, мало ли Скарлетт в Бразилии! И именно поэтому больше всего я люблю начало, сборы на барбекю, выбор платья между черным кружевным, оранжевым из органди, в мелкую клеточку ( с пятном) , белым муслиновым и яблочно-зеленым тарлатановым, которое и было выбрано. Я хочу остаться в атмосфере беззаботной кокетки, девочки, флиртующей с близнецами Тарлтонами и пусть война никогда не начнется!


5. "Тайный дневник Адриана Моула". В новом году я решил - не вылавливать прыщи, ставить диски в чехлы, выгуливать пса... Наслушавшись отвратительных звуков из гостиной я также обещал себе не прикасаться к спиртному.

Ничто так не радует подростка как тайный дневник другого подростка!

6. Сэлинджер и Айрис Мердок. Другая жизнь, другие мастера пера, тончайшие душевные колебания очень странных людей.
Я прочла все что было у нас. Сэлинджера - все. На обложке книжки был мальчик известного американского художника, Портрет сына у окна. Айрис Мердок - "дитя слова", "море, море", " Под сетью" и "Черный принц". С трудом дочитывала - уж очень депрессивные концы. Но свой жж могу также озаглавить "Дитя слова".

7. Пласт французских реалистов 19 века к моим 15 годам был уже детально освоен. Мопассан, Золя и Бальзак, а ранее Дюма были выучены почти наизусть и схема Ругон-Маккаров от Эмиля Золя тщательно изучена. Всегда хотела нарисовать такую же схему по любовным и брачным связям парижской аристократии из "Человеческой комедии" Бальзака - кто с кем и когда. Растиньяк тогда-то с той а потом с этой. А Жюли дЭглемон сначала то, а потом се.

8. Флапперы. Возвращение в Брайдсхед и Ивлин Во. Сумасшедшие лорды и бедняки, растиньяки 20 века, декаданс и короткие теннисные юбки. Сюда же Саган. Про молодых девушек и секс - круто! Водить машину босиком! Сюда же Ремарк, Три товарища. Ходячее кладбище бифштексов!

9. Мемуары. Ну самый крутой и произведший впечатление - Ирина Одоевцева. Про Серебряный век от имени хорошенькой девушки с бантом читать было упоительно. Она написала легко и здорово. При всех отмеченных мною Нюансах. Живой Гумилев, Лозинский, Мандельштам, Гиппиус с Мережковским - все они вошли в меня первый раз с берегов Сены и Невы. Еще автобиографии Чаплина, Бергман, Наталии Сац, Рины Зеленой, "Алмазный мой венец" Катаева, Вертинский, книжка Эльдара Рязанова " Неподведенные итоги", Юрия Никулина, Городницкий " След в океане".

9. Хорошие советские писатели, в основном писательницы. Рассказы и повести Нагибина, книги Фриды Вигдоровой, (трилогия Бруштейн пришла раньше, около моих 10 лет), Руфи Зерновой и Иннны Гофф. С героинями двух послдених можо было себя ассоциировать более полно чем с Симором Глассом и Холденом Колфилдом.

10. Альбомы по искусству. Мой любимцы - Лукас Кранах, Надя Рушева, и Суриков! - почему? потому что его внучка Кончаловская написала про него такую гениальную книжку "Дар бесценный", что я очень люблю Сурикова с детства.

11. Американские "производственные" романы. Драйзер и Артур Хейли. Мне очень нравилось общество, где человек (как Пончик в "Незнайке на Луне") может выйти вверх.

12. Детективы. Я, кстати, после универа работала следователем, и в этом заслуга Агаты Кристи, Фи Ди Джеймс, Нейо Марш, Дика Френсиса, Рекса Стаута и Себастьяна Жапризо и конечно Конан Дойля! Акунина я кстати люблю ровно за это - увлекательная интрига и глав. герой с двух больших Г. Сюда же Иоанна Хмелевская, жизнерадостная пани Иоанна на которую я тоже хочу быть похожей. И на мисс Марпл!

13. Толкиен пришел чуть раньше, трилогия Властелин колец вышла когда мне было 13. Но Сильмариллион - как раз в 1990. И больше никакого фэнтэзи в моей жизни. Жанр этот не люблю, а Толкиен просто гениальный писатель.

Без номера - я чуть было не забыла главную свою страсть конца 80-х. Брат мне подсунул фотокопии сборников Бродского и все свое отрочество я на печатной машинке набивала все, что там было сшито весьма странным образом. Поэму Шествие, сборники" Часть речи", Новые стансы к Августе, "Уранию, " Остановку в пустыне".

Я полШествия могу процитировать наизусть. По памяти,я его с прошлого века не перечитывала.
Потом , в универе, был курс культуры речи. В том числе надо было выучить наизусть любой прозаический отрывок. Хоть речь Кони, хоть художественную литературу. Я читала наизусть Нобелевскую речь Бродского. Ну , не всю, самый выразительны отрывок :
... <искусство> вольно или невольно поощряет в человеке именно его ..индивидуальности, уникальности, отдельности - превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную - но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения.
...Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее - хотя, возможно, и не счастливее.

... для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего.

Затем я и читаю.
kislaya: (Нюша читает книжку)
Мне дал ссылку Леша [livejournal.com profile] mitrey а ему Сережа [livejournal.com profile] bizon

Оригинал взят у [livejournal.com profile] o_strizak в Олег СТРИЖАК. Рассказы о Веллере
СПб. : Издательство Буковского, 2002. — 103 с.

Веллеру посвящается


Содержимое:


Умный, старый (стр. 7). Интим (9). "Лаванда, блин..." (12). Условный стук (15). Пропагандист (18). Чужое горе (21). Скромность (24). Физиономия (27). Передышка (30). Восторг (32). Рубль (34). Нужные люди (36). Выдержка (37). Вечность (40). Почти что (43). Удовольствие (46). "Веллер съест" (49). Под звон курантов (51). На тёмну ель... (55). Бешеная карьера (57). В Пизу! (59). Мир на Земле (60). Главная тайна (62). Ков-бой (65). Змеелов (68). "Пустяки" (70). Щедрость (73). В Летнем саду (75). Устный счёт (79). Розовая папка (83). Ход (87). Бальзам на душу (90). Страшная месть (92). Вежливость (95). "...Но изыскан" (98). ‹От Автора› (101).

kislaya: (Нюша читает книжку)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] borisakunin в Цыпленок и паровоз (Про Шварца)
     Евгений Шварц во всех своих измерениях знаком мне с самых ранних лет, и я знаю его так, как можно знать себя самого. Со своей уверенной и вместе с тем слишком внимательной к собеседнику повадкой, пристально взглядывая на него после каждого слова, он сразу выдает внимательному наблюдателю главное свое свойство – слабость.

1


     Это я без кавычек привел цитату. Так, в третьем лице, пишет о себе сам Шварц.
     Я только что прочитал две книжки - воспоминания и дневники Шварца - и понял, что люблю его еще больше, чем думал.
     Записки у него поразительно интересные, притом что Шварц писал для себя и не пытался быть занимательным. Наоборот: очень старался не быть занимательным. Думаю, если бы я прочитал всё это в молодом возрасте, мне было бы скучно. А сейчас – то, что доктор прописал.
      «Чтобы совсем избавиться от попыток даже литературной отделки, я стал позволять себе всё: общие места, безвкусицу. Боязнь общих мест и безвкусицы приводят к такой серости, что читать страшно», - пишет Евгений Львович.
     Всегда чувствуется, когда текст написан без оглядки на публику, без желания понравиться.
     Самое лучшее, что оставил после себя плодовитый Юрий Нагибин – финальная, для самого себя написанная книга «Тьма в конце туннеля». В ней недобрый и в общем малоприятный, но отлично владеющий словом человек на пределе откровенности вспоминает свою внешне благополучную, но нескладную, несчастливую, изъеденную постыдными страхами, сильно грешную жизнь. Только прочитав эту книгу, я понял, что Нагибин – настоящий писатель. Заодно вспомнилось, каким он был в последние дни. Должен был написать для нашего журнала какое-то предисловие, тянул, говорил, что у него болеет собака и что он очень за нее волнуется. Потом собака умерла, и сразу вслед за ней умер сам Нагибин.
     Но я собирался написать не про Нагибина, отвлекся.

     В какой-то момент Шварц понял, что вспомнить и осмыслить свою жизнь он сможет, только если изложит весь ее ход на бумаге.
«Начав писать всё, что помню о себе, я, к своему удивлению, вспомнил много-много больше, чем предполагал. И назвал такие вещи, о которых и думать не смел».
     Он заставлял себя писать о том, о чем писать не умел, не хотел, боялся. Никаких волшебников, смешных королей, трогательных принцесс и благородных ланцелотов. Дневники написаны не сказочником, а масштабным и мужественным человеком, который думает, что он мелок и труслив. Как же часто в жизни бывает наоборот!

2a
Милое фото: добрый сказочник и малютки

     Как-то на железнодорожной станции Шварц завороженно наблюдал, как около вагонов копошатся цыплята. Один, беззаботный и любопытный, но при этом хорошо знающий правила мира, в котором живет, гулял по рельсам - и проворно отбегал, когда приближался огромный, черный паровоз. Паровоз проедет – цыпленок как ни в чем не бывало возвращается. Попил из лужи – закашлялся, потому что там не вода, а какая-то нефтяная гадость. Писатель долго не мог понять, чем так заинтриговал его этот цыпленок. А потом вдруг сообразил, что это он самый и есть, Шварц Евгений Львович.  Так всю свою жизнь и прожил, с интересом гуляя вдоль железных рельсов, улепетывая от всяких ужасов и утоляя жажду разной пакостью.
     Нет, давайте я лучше не пересказом, а прямыми цитатами из Шварца.
   
     В тридцать седьмом году он пишет про «чувство чумы, гибели, ядовитости самого воздуха, окружающего нас». «Мы в Разливе ложились спать умышленно поздно. Почему-то казалось особенно позорным стоять перед посланцами судьбы в одном белье и натягивать штаны у них на глазах. Перед тем, как лечь, я выхожу на улицу. Ночи еще светлые. По главной улице, буксуя и гудя, ползут чумные колесницы. Вот одна замирает на перекрестке, будто почуяв добычу, размышляет – не свернуть ли? И я, не знающий за собой никакой вины, стою и жду, как на бойне, именно в силу невинности своей».
     Это написано в самую страшную пору террора. В писательском кооперативе, где домработницы суют нос в рукописи, потому что шпионят за жильцами – за разоблаченного «врага народа» полагалась комната в освободившейся квартире.             
   
      Про очарованность талантом и разочарование при личном знакомстве:
     «Скаковая лошадь прекрасна, когда бежит, - ну и смотри на нее с трибун. А если ты позовешь ее обедать, то несомненно разочаруешься».
   
     Про отношение к жизни:
     «Смотри, даже когда хочется щуриться. Смотри, даже когда обидно. Смотри, даже когда непохоже. Помни - мир не бывает неправ. То, что есть, то есть. Даже если ты ненавидишь нечто в мире и хочешь это уничтожить - смотри. Иначе ты не то уничтожишь. Вот. Понятно?»
   
      Особенно тяжело ему, человеку пуританской эпохи, даются воспоминания о поре полового созревания. Эти признания трогательны и, пожалуй, забавны, хотя для автора  чрезвычайно мучительны. Не позволяет воспитание, и слов таких нет, а их необходимо найти, потому что стыдное засело в памяти и отдавалось эхом всю последующую жизнь.
      «Вот и это удалось рассказать мне. Ничего не пропустив, кроме самых  невозможных подробностей», - завершает он свой, по нынешним временам, абсолютно целомудренный рассказ о первой женщине. «Она полулегла на диван и, глядя на меня строго, стала расспрашивать, кто я, как меня зовут, в каком я классе… Потом сказала, что от меня пахнет кисленьким, как от маленького, и вдруг стала целовать меня. Сначала я испугался. А потом всё понял. А когда всё было закончено, заплакал». Вот и весь, как теперь говорят, интим.
     Господи, как мы все изменились.

3
Подросток былых времен.

     Поразительная безжалостность к себе:
     «Я многое понял, но ничему не научился. Я ни разу не делал выводов из того, что понимал, а жил, как придется».
   
      Хуже, чем безжалостность – несправедливость. Одна из последних записей в дневнике словно подводит итог жизни:
     «Я мало требовал от людей, но, как все подобные люди, мало и я давал. Я никого не предал, не клеветал, даже в самые трудные годы выгораживал, как мог, попавших в беду. Но это значок второй степени, и только. Это не подвиг. И, перебирая свою жизнь, ни на чем не мог я успокоиться и порадоваться».
     Прочитав это, я рассердился на Шварца. Это ведь у него не рисовка и не кокетство. Он действительно так думал! Тот, кто принес радость такому огромному количеству людей. Тот, кто так много значил и значит для нас всех.
     Ей-богу, заниженная самооценка еще хуже, чем завышенная.
     Грех вам, Евгений Львович.

 

kislaya: (Default)
Пошла в поисковик , чтобы уточнить как пишется сомнительное слово разверзтая ( пасть Левиафана, парома в моем случае).
Нет такого слова в словарях, но есть его употребление в литературных произведениях.


Например, в "Жюльетте". И там такое место было разверзтым, что я пошла уточнить, что за Жюльетта-то. Порнуха в куртуазном стиле. Пролистала несколько страниц - и вот уже кого-то застрелили. Что ж такое то! И главное - это несколько страниц философия и порнуха, философия и порнуха.

Смотрю - ба, да это же старина де Сад! Всё ясно! Вот к чему приводит экскурс с филологическими целями!
kislaya: (Default)
Пошла в поисковик , чтобы уточнить как пишется сомнительное слово разверзтая ( пасть Левиафана, парома в моем случае).
Нет такого слова в словарях, но есть его употребление в литературных произведениях.


Например, в "Жюльетте". И там такое место было разверзтым, что я пошла уточнить, что за Жюльетта-то. Порнуха в куртуазном стиле. Пролистала несколько страниц - и вот уже кого-то застрелили. Что ж такое то! И главное - это несколько страниц философия и порнуха, философия и порнуха.

Смотрю - ба, да это же старина де Сад! Всё ясно! Вот к чему приводит экскурс с филологическими целями!

POTOP

Jan. 31st, 2012 01:34 am
kislaya: (Default)
Телек чего-то бормочет, Вовка спит. Вторым глазом сижу в интернете. Глаз в телеке выхватывает название фильма, крупно
ШЕЯ РОТОР.
Ну, думаю. Про завод. Совеццкое. Вон и мельтешение какое-то в плёнке. Свема, что скажешь. Наверное сейчас план будут перевыполнять...
Выхожу из комнаты сварить кашу ляле.
Возращаюсь- Тю, по экрану маршируют орды орков! Знамена, палки, какие-то доспехи и лохмотья.
Что за завод-то такой?
И тут выходят какие то панове в нарядах и бородках мушкетеров.
Блин, думаю. Это же не РОТОР! Это ж ПОТОП Сенкевича, польский народный фильм по великому роману! позор на мою крашеную голову!

АПД: ОГО! 1974 год! Какой молодой и прекрасноокий Даниэль Ольбрыхский! Ему даже усы идут, а это такой спорный в целом аксессуар...

POTOP

Jan. 31st, 2012 01:34 am
kislaya: (Default)
Телек чего-то бормочет, Вовка спит. Вторым глазом сижу в интернете. Глаз в телеке выхватывает название фильма, крупно
ШЕЯ РОТОР.
Ну, думаю. Про завод. Совеццкое. Вон и мельтешение какое-то в плёнке. Свема, что скажешь. Наверное сейчас план будут перевыполнять...
Выхожу из комнаты сварить кашу ляле.
Возращаюсь- Тю, по экрану маршируют орды орков! Знамена, палки, какие-то доспехи и лохмотья.
Что за завод-то такой?
И тут выходят какие то панове в нарядах и бородках мушкетеров.
Блин, думаю. Это же не РОТОР! Это ж ПОТОП Сенкевича, польский народный фильм по великому роману! позор на мою крашеную голову!

АПД: ОГО! 1974 год! Какой молодой и прекрасноокий Даниэль Ольбрыхский! Ему даже усы идут, а это такой спорный в целом аксессуар...
kislaya: (Default)
Идут сейчас соревнования по плаванию. Японского пловца зовут Отсука! -замечает муж.

Симпатичное имя. Интересно, он женат?
kislaya: (Default)
Идут сейчас соревнования по плаванию. Японского пловца зовут Отсука! -замечает муж.

Симпатичное имя. Интересно, он женат?
kislaya: (Default)
Недавно на праздновании еврейского расового нового года заговорили о том, кто такой задрот, значение и этимологию.

[livejournal.com profile] mitrey рассказал нам, что слово "дрочить" тут употребляется в значении " много играть в компьютерную игру", "надрочиться" играть в неё.

Будучи далека от мира задротов, пошла проверять в Луркморье. Похоже, что про этимологию Леша прав, а про значение термина права я!

Почитала про
задротов
нердов
и
гиков.
Узнала много нового!
Почитала про наш любимый сериал Теория Большого Взрыва
и обогатила свой словарик юного матершинника дивным выражением срать кирпичами.

Тут недавно Молли [livejournal.com profile] tandem_bike сокрушалась, как перевести на английский некоторые идиомы - например мама, роди меня обратно.
Так вот, как перевести эту идиомы я не знаю, но Луркморе подсказало мне, что амер. "срать кирпичами ( брикетами)" и русское "ссать кипятком" очень близки по модулю и противоположны по знаку - срут кирпичами от ужаса, страха, боли и ты пы, а ссут кипятком от радости, счастья, смеха и восторга!
kislaya: (Default)
Недавно на праздновании еврейского расового нового года заговорили о том, кто такой задрот, значение и этимологию.

[livejournal.com profile] mitrey рассказал нам, что слово "дрочить" тут употребляется в значении " много играть в компьютерную игру", "надрочиться" играть в неё.

Будучи далека от мира задротов, пошла проверять в Луркморье. Похоже, что про этимологию Леша прав, а про значение термина права я!

Почитала про
задротов
нердов
и
гиков.
Узнала много нового!
Почитала про наш любимый сериал Теория Большого Взрыва
и обогатила свой словарик юного матершинника дивным выражением срать кирпичами.

Тут недавно Молли [livejournal.com profile] tandem_bike сокрушалась, как перевести на английский некоторые идиомы - например мама, роди меня обратно.
Так вот, как перевести эту идиомы я не знаю, но Луркморе подсказало мне, что амер. "срать кирпичами ( брикетами)" и русское "ссать кипятком" очень близки по модулю и противоположны по знаку - срут кирпичами от ужаса, страха, боли и ты пы, а ссут кипятком от радости, счастья, смеха и восторга!
kislaya: (Default)
Сожрала сейчас конфетку "Мюссэ горiхове".
Очевидно, в честь Альфреда де. С горiхом.
Фабрика АВК жжот!
Учитывая количество куртуазных двусложных фамилий хранцузских письменников, ожидаю новых сладостей:
Гюго цукерно
Золя пралiнова
Дюма желейна
и
Мопассан кокосовый!
kislaya: (Default)
Сожрала сейчас конфетку "Мюссэ горiхове".
Очевидно, в честь Альфреда де. С горiхом.
Фабрика АВК жжот!
Учитывая количество куртуазных двусложных фамилий хранцузских письменников, ожидаю новых сладостей:
Гюго цукерно
Золя пралiнова
Дюма желейна
и
Мопассан кокосовый!
kislaya: (Нюша читает книжку)
***
Будучи пожизненно без здравого ума, но в твердой памяти никогда не путалась с именами в иностраных книжках. Даже в венгерских!
Однако моя любимая Элизабет Джордж поместила моего любимого Линли бродить по Корнуоллу. Капец! Я буксую в Дейдрах, Ангараках, Каданах, Айонах, Альдарах...
Люди по имени Макс, Рей, Беатрис кажутся родными на фоне этой какафонии!
Как я теперь понимаю Адриана Моула. который не мог переплыть через Войну и Мир, потому что там очень много персонажей с одинаковыми фамилиями!
***

Играем вторую неделю подряд в шляпу. Каждый узнает что-то новенькое. Юные обдолбыши расширили мой кругозор словам Бонг и ТригандЭ ( Триган-Д, подсказывает мне Вики) - мой, мой кругозор! я между прочим майор наркополиции в отставке!
Ещё я узнала кто такой кракен, и что ( о горе мне!), тот сюртук для скачек который я считала редингнотом, он - редингот! ( позор на мою голову!) Так же мы узнали, что страшная клацающая хуйня в море - это моллюск, Пасечник и он же как бы Глобус - это Миша-медведь, и что ни одна девочка в нашей компании не знает значения слова хентай. Я почему то решила что это жанр японского стихосложения, но как-то допомнила что это анимешная порнуха, манга и всё такое!
А муж мой узнал, что онучи это какая-то руссконародная обувь. И возмущался, что судя по названию они японские обутки!
***
а, и ну главное- ляля волшебно произносит САПОГИИИИ!
kislaya: (Нюша читает книжку)
***
Будучи пожизненно без здравого ума, но в твердой памяти никогда не путалась с именами в иностраных книжках. Даже в венгерских!
Однако моя любимая Элизабет Джордж поместила моего любимого Линли бродить по Корнуоллу. Капец! Я буксую в Дейдрах, Ангараках, Каданах, Айонах, Альдарах...
Люди по имени Макс, Рей, Беатрис кажутся родными на фоне этой какафонии!
Как я теперь понимаю Адриана Моула. который не мог переплыть через Войну и Мир, потому что там очень много персонажей с одинаковыми фамилиями!
***

Играем вторую неделю подряд в шляпу. Каждый узнает что-то новенькое. Юные обдолбыши расширили мой кругозор словам Бонг и ТригандЭ ( Триган-Д, подсказывает мне Вики) - мой, мой кругозор! я между прочим майор наркополиции в отставке!
Ещё я узнала кто такой кракен, и что ( о горе мне!), тот сюртук для скачек который я считала редингнотом, он - редингот! ( позор на мою голову!) Так же мы узнали, что страшная клацающая хуйня в море - это моллюск, Пасечник и он же как бы Глобус - это Миша-медведь, и что ни одна девочка в нашей компании не знает значения слова хентай. Я почему то решила что это жанр японского стихосложения, но как-то допомнила что это анимешная порнуха, манга и всё такое!
А муж мой узнал, что онучи это какая-то руссконародная обувь. И возмущался, что судя по названию они японские обутки!
***
а, и ну главное- ляля волшебно произносит САПОГИИИИ!
kislaya: (Default)
Свекровь читает журнал "Моя прекрасная дача"
Ох ты, говорит, а ваы слыхали про такой овощ как Огурдыня?
Как же, отвечаю, это же сын Джигурдыни!
kislaya: (Default)
Свекровь читает журнал "Моя прекрасная дача"
Ох ты, говорит, а ваы слыхали про такой овощ как Огурдыня?
Как же, отвечаю, это же сын Джигурдыни!

Profile

kislaya: (Default)
kislaya

December 2016

S M T W T F S
     1 23
45678910
11 12131415 1617
18192021222324
252627 28 293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios