kislaya: (завуч)
Мы поехали в Юрмалу с мамой и папой в июле 1986 года.

Были варианты - не то повезти меня в первый раз на Чёрное море, в наше семейное летнее обычное место отдыха - в Абхазию, в деревню Леселидзе к родным уже нам Луизе и Меружу. Или вот поехать в роскошную Юрмалу. Ну, решили в Юрмалу.

Юрмала даже звучала загранично. Первые три дня лил дождь. Мы играли в карты дома, из разволечений под зонтом посетили местный вещевой рынок. Папе купили панамку имени Адриано Челентано - чрезвычайно модную в том сезоне ( см. фото). Потом эту панамку у меня нагло упёр мерзский старшеклассник на картошке... Мне купили сережки-звездочки и смешного гнома на шнурке. Гнома на шнурочке я назвала Ян Плиекшан, мы жили на улице Яна Плиекшана, в самом центральном районе Юрмалы - Майори.

Съездили в Ригу, из которой я до сих пор помню богатые магазины с одеждой и обувью. Дом моды. Гостиницу Латвия, где мы ели салат из высоких бокалов. Это называлось "салат-коктейль" и состояло из сырокопченой колбасы более чем на треть. Таких изысков я ранее не встречала!

Дождь меня расстраивал. Я начала ныть и скулить - отчего мы не поехали на юг, где гарантированно теплое море и можно купаться...

Тут природа смилостивилась и стало тепло, солнечно, пляжно. Около трех недель мы наслаждались курортной Юрмалой.

Я помню как мы идем по нашей улице - имени Яна Плиекшана (что ж за смешное имя то!) и видим вокруг - Европа.
Примерно как будто бы Алла Пугачева ходит под ручку с Раймондом Паулсом.
Я видела тётю, которая забыла надеть юбку и так и шла - длинный свитер, плотные колготки - так изысканно, так экстравагантно, так смело! Так по-зарубежному!

Вокруг юрмальских дач были совершенно капиталистические пейзажи - белые кованые оградки мне по пояс, а за ними изумрудные лужайки, на них стоит ажурная кованая же мебель, люди косят газоны газонокосилками... Это было просто как картинки из журнала Америка! Вражеского журнала, который стопой лежал в изголовье моего диванчика.

В Челябинске не было дач. Приусадебные участки 3-5 соток ( 300-500 кв. м) с фанерным домиком не выше полутора этаже ( два нельзя, только один этаж и мансарда) в Челябинске назывались и называются сады. Купили сад, поехали в сад... Слово дача звучало как-то по-столичному, по-писательски, по-чеховски, буквально.
В садах места на газоны не тратили. Грядки, теплица, клумбы - между ними тропинки. Две бочки для сбора дождевой воды. Посуду мыть в двух тазиках. В туалет - в дощатую кабинку с ямой.

Юрмальские дачи открывали иной мир. Где пьют кофе возле дома, где нет глухих заборов, где вылизанные огромные газоны с цветущими бордюрами... Какие бочки! Какие дощатые туалеты! Обитатели дач питались явно радугой. На газонах лежали какие-то невероятные игрушки, которые в челябинских условиях в лучшем случае стояли бы за стеклом в парадной стенке. А тут ими играли на улице и бросали их!

Я маленькая очень любила ходить в рестораны и в Юрмале особенно тщательно блюла график посещения мест общепита: каждый три дня - новый ресторан! Мы были чуть больше 20 дней - 8 ресторанов. Я помню каждый!

Лучше всего был ресторан при отеле "Юрмала", мы туда сходили дважды - в последний день второй раз. Самый экзотический был ресторан "Юрас Перле" - носом корабля выдававшийся на пляж.


( фото из сети)

В "Юрас Перле" пела вечерами Лайма Вайкуле ( которую тогда мы знать не знали, да и ходили мы в рестораны только днем - с ребёнком же!).

Между ресторанами мы питались в столовых самообслуживания, где тоже кормили необычной вкусной едой - холодным свекольником и чисто прибалтийскими десертами - кисловатое сливочное суфле белым параллелепипедом плавало в клюквенном морсе.

На белом песочке мы загорали, купались в мелком прогретом море. Я завела подружку Олю из Москвы, у Олиной мамы был модный купальник цвета морской волны смелого фасона бандо ( с петлей на шее).
Мы с Олей целыми днями качались на силовых качелях - там где надо держаться руками и толкаться ногами, не могу найти даже фото таких.

Это был прекрасный заграничный отдых!
 photo 4470442043E043104370430043F043E043C043D0438043B043E0441044C0440043804360441043A043E04350.jpg

Мы поехали в Юрмалу с Вовкой и Митей в мае 2016 года. 30 лет спустя...

Поездка в Юрмалу, вообще в Латвию, возникла только благодаря нашим милым друзьям из Дахаба, которые пустили нас пожить на пару дней на своей шикарной даче в Вайвари.

Сейчас я вам расскажу как выглядела Юрмала этой весной.

Моё главное впечатление - Юрмала очень русское место. Эдакое подленинградье. Дачи москвичей и питерцев. Русская речь везде. Русское меню везде. Нет ощущения другого государства, это какая-то Латвийская ССР, версия 2.0.

Второе впечатление - всё хорошо. В 90-е годы Юрмала пришла в жуткое запустение, "Юрас Перле" стоял как рейхстаг после бомбежки. Репортажи по телевизору внушали страх и тоску - битые окна, отсутствующие двери, никаких туристов, разруха и тлен. Сейчас кое-где остались заброшенные здания советского периода, которые манили Вову своими зияющими окнами и проржавевшими конструкциями. Но они заросли деревцами и кустами и не бросаются в глаза. Юрмала выглядит благополучно и сыто.

Третье. Юрмала - это не про достопримечательности, это атмосфера. Атмосфера каникул, праздности, курорта, шатания по улицам, променада. Это такая советская Ницца. Там надо просто гулять, отдыхать, дышать сосновым воздухом, пить кофе...Делать там совершенно нечего.

Знаменитая электричка до Риги ходит каждые 20-30 минут. Стоимость билета - 1,4 евро от Вайвари ( в Таллине абонемент на автобус 2 евро)
И поехали :
Лиелупе, Булдури, Дзинтари, Майори, Дубулты, Яундубулты, Пумпури, Меллужи, Асари, Вайвари, Слока, Каугури, Яункемери, Кемери...



В Юрмале стоит памятник крупнейшим латвийским поэтам - Яну Райнису и Аспазии.
Кстати, это не три разных человека, а муж и жена! Шутят это примерно как будто Пушкин был бы женат на Ахматовой.



А вот и разгадка имени Яна Плиекшана - оказывается это девичья фамилия настоящее имя Яна Райниса.

Это главная пешеходная улица Юрмалы - улица Йомас.



Немного пустовато для главного курортного променада, не правда ли? Ну май не сезон.

На ул. Йомас, 53 я вам советую посетить "Кафе 53"
https://www.tripadvisor.ru/Restaurant_Review-g274964-d2059486-Reviews-Cafe_53-Jurmala_Riga_Region.html , а на углу Йомас и Турайдас, слева по Йомас - маленькую кондитерскую с чумовыми медовыми коврижками!

А в Кемери есть кафе "Куриншь", это деревенская примитивная еда на берегу . Очень колоритно и нажористо! я ела перловку ! в горшке! с копченым салом! со сметаной!
https://www.tripadvisor.ru/Restaurant_Review-g274964-d5543309-Reviews-Kurins-Jurmala_Riga_Region.html

В Булдури ( это уже ближе к Риге) - кафе "Браун Шугар", говорят - рай сладкоежки ( мы не добрались).
https://www.tripadvisor.ru/Restaurant_Review-g274964-d9793254-Reviews-Brown_Sugar_Bulduri-Jurmala_Riga_Region.html

Мы также промониторили всякие бассейны и спа - на случай если кому пригодится
http://www.hoteljurmala.com/ru/centr-spa-i-krasoty/wellness-oasis

Со всякими грязями и сероводородом есть такое http://jaunkemeri.lv/ru/
Бассейн с минеральной водой есть в реабилитационном центре Вайвари http://www.nrcvaivari.lv/ru (это дальняя Юрмала), но это больше лечебный центр.

Также в Юрмале есть аквапарк с весьма негуманными ценами на вход:
http://www.akvaparks.lv/ru/

Так как времени было немного - на всё гуляние ровно один день, мы не стали посещать водные процедуры, но зато пошли на пляж. Пляж только только оснастили переодевалками - которые уносят на зимний период.
Пляж Юрмалы - это 26 километров очень чистого белого мелкого песка. Каждые сто метров - детская площадка, каждые полкилометра - волейбольная, кафе, станции проката - все деликатно, ненавязчиво и комфортно выглядит. Пляж идет вдоль всех посёлков как и железная дорога. В 1986 году мы как-то шли пешком от нашего Майори аж за Вайвари...

А вот и дюны. У вас есть запись Дюны?


Замечу , что в мае пляж тоже немноголюден. На нем были только мы и чайки - и драматически прекрасное небо на Рижским взморьем.

Для поклонников пеших прогулок рекомендую ещё один наш невоплощенный план - Прекрасная гуляльная тропа – болота в Кемери http://www.kemerunacionalaisparks.lv/

Мы покидаем центральный поселок Юрмалы - Майори - и переходим в янтарный, парковый Дзинтари, который до 1920 года назывался "Эдинбург" в честь свадьбы дочери Александра II с герцогом Эдинбургским.

Моя традиция - прыгать! Jump!


Это кстати на фоне касс концертного зала Дзинтари. Известный в послденее время как место проведения всяческих КВНов и песенных конкурсов имени Игоря Крутого, концертный зал Дзинтари существует уже полтора века. В 1870-е годы он носил имя - курхауз "Эдинбург".

В парке Дзинтари великолепные детские площадки, впрочем они не очень то и детские - назовем их площадками для активного отдыха. Всякие лазалки, крутилки, динамические шесты, даже небольшая тарзанка. И очень высокая паутина для начинающих пауков - прибалтийская фишка.

А еще там есть осмотровая вышка-башня. Стрррашная!



Башня вся собрана из прозрачных конструкций, на верхней площадке у меня чуть не случился родимчик...

Прощаемся с вами семейным селфи с верхней площадки обзорной башни немного натужной испуганной улыбкой! Вот примерно так - бездельно, вкусно, пляжно надо проводить время в Юрмале!


kislaya: (завуч)
К нам едет наше всё!
- наш швейцарский сырник, наш длинноносый красавец, наш многодетный атэц, наш любимый пряник, наш непотопляемый, наш неунывающий, наш экс-секс-символ Челябинской области и немножко всего Южного Урала - наше ДЗ!



Премия Тугой ананас 2016 ищет свох кандидатов
http://dzadvornov.livejournal.com/53659.html?page=1#comments


А помните это? Два года тому назад ? Май 2014 года, озеро Увильды, база отдыха Омега, мой день рождения:



Мы его ждём, прибираем свои утлые каморки, качаем спустившие шины, разминаем артритные колени, разеваем свои жадные ротики, распахиваем свои объятия!

А это помните ? А? А я готова была поклясться что это было ... всего два года тому назад! А с момента этой фотографии наш Димуля родил Ещё троих дочерей!
Челябинск, ноябрь 2012 года, вечеринка у нас дома:

Photobucket


 photo 547508_288915091242254_707133986_n.jpg

Это Париж 2013



Photobucket

Это Вена 2012




Это Москва 2014


А это наше обычное дурявое состояние, когда Дима приезжает!
Photobucket
kislaya: (Нюша читает книжку)
Я обожаю биографические и мемуарные книги. Прочла их в достаточном количестве и не насытилась до сих пор.

Чарли Чапли, Ингрид Бергман, Рина Зеленая, Наталья Ильина, Наталия Сац, Василий Катанян, Елена Кузьмина, Юрий Никулин, Алексей Козлов, Андрей Макаревич, Александр Вертинский, Александр Городницкий...

Все они идут рядом со мной, со своими воспоминаниями, своей юностью, детством, ошибками, мужьями, разочарованиями, победами, потерями, друзьями и злопыхателями.

Начала я подсаживаться на биографии в детстве.



1.Януш Корчак
 photo IMG_2110.jpg



В мою старенькую книгу входят две автобиографические повести Корчака "Когда я снова стану маленьким" и "Лето в Михалувке" ( в оригинале "Мошки, Йоськи и Срули").


Великий педагог и гуманист Януш Корчак (настоящее имя - Генрик Гольдшмидт) вырос в Варшаве в обеспеченной ( дедушка врач, отец адвокат) ассимилированной еврейской семье в конце XIX века. Варшава была частью царской Российской империи, соответственно Генрик учился в русской гимназии, на русском языке.

В книге "Когда я снова стану маленьким" Корчак простым и ясным языком рассказывает о своем детстве, о родителях, о маленькой трогательной сестре Иренке (Анне), о гимназии, о друге Манеке, о щенке Пятнашке, о своей первой любви- Марыне из Вильно.

...И я спрошу, словно нехотя: "Марыня, это красивое имя?" Или скажу, что у нее красивая голубая лента в волосах. Или еще спрошу, почему у нее, когда она смеется, делаются ямочки?
Но только я что-нибудь спрошу или скажу, как сейчас же начнут допытываться: "А она тебе нравится? А ты бы на ней женился?"
Начнутся дурацкие шутки, уж я знаю...


Интересная деталь - влюбленный Генрик дарит Марыне открытку с ангелом,с какой то христианской символикой что очень нетипично для еврейского мальчика. Видимо семья Гольдшмидтов была не просто ассимилированной, но несколько полонизированной.

Вся книга наполнена Любовью как к детству, так и к ребёнку вообще. Корчак любит детей и несёт эту мысль сквозь свою жизнь и творчество.

Взрослому никто не скажет: "Выметайтесь", а ребенку часто так говорят. Взрослый хлопочет - ребенок вертится, взрослый шутит - ребенок паясничает, взрослый подвижен - ребенок сорвиголова, взрослый печален - ребенок куксится, взрослый рассеян - ребенок ворона, растяпа. Взрослый делает что-нибудь медленно, а ребенок копается. Как будто и в шутку все это говорится, но все равно обидно. "Пузырь", "карапуз", "малявка", "разбойник" - так называют нас взрослые, даже когда они не сердятся, когда хотят быть добрыми. Ничего не поделаешь, да мы и привыкли. И все же такое пренебрежение обидно.


Мы забыли, что еще недавно, каких нибудь сто лет тому назад, детей считали "недовзрослыми". Взрослыми, только слабыми, глупыми и низкого уровня. Испорченными и бесполезными. Ценность детской жизни (не то что слезинки) была сомнительна. И вот Корчак пишет про детские слёзы:

Почему взрослые не уважают детских слез? Им кажется, что мы плачем из-за любого пустяка. Нет. Маленькие дети кричат, потому что это их единственная защита; поднимет крик - кто-нибудь да обратит внимание и придет на помощь. Или уж с отчаянья кричат. А мы плачем редко и не о том, что самое важное. Если уж очень больно, то покажется одна слезинка, и все. Ведь и со взрослыми так бывает, что в несчастье вдруг застынут, высохнут слезы...
И уж реже всего заплачешь, когда взрослые сердятся, а неправы. Опустишь голову и молчишь. Иной раз спросят, а ты не отвечаешь. Даже и хочешь ответить, но только пошевелишь губами, а сказать не можешь. Пожмешь плечами или что-нибудь буркнешь под нос. Потому что в голове у тебя пусто, только в груди немое отчаяние и гнев.
Часто даже не слышишь, что кричат, ни единого слова не разберешь. Даже не знаешь, в чем дело. Только в ушах звон.


Корчак пишет очень душещипательно и точно. Слова и мысли так искренни, тонки и пронзительны, что часто наворачиваются слёзы.

...Подходит Ирена (сестрёнка): - Где ты был?
Я говорю: "Уйди", потому что только что прочел задачу и не очень-то понимаю, как ее решать. А Ирена стоит. Тогда я говорю:

- Я был там, где горело. Ну, уходи!
- Что горело?

Ведь все равно не поймет. Но я терпеливый.
Я говорю:
- Горела керосиновая лавка.
- Почему?
- Потому что у тебя нос сопливый. Пойди утрись!

Она застыдилась и отошла. Мне ее жалко. Зачем я так грубо сказал? <... > Я говорю:
- Пойди сюда, расскажу!

А она уже ушла. Наверное, обиделась. И я снова читаю задачу, потому что завтра первый урок арифметика. А Ирена снова здесь:

- Я уже нос вытерла.

Я ничего не отвечаю. Она стоит и говорит тихо-тихо, будто сама себе:

- У меня теперь чистый нос. И штанишек не видно...
Покорно так, боится, что я рассержусь.


Эти штанишки меня добили...

Вторая повесть - "Лето в Михалувке" - тоже биографическая, и тоже про детей.
Еще до начала Первой Мировой войны Корчак организовал на Крохмальной улице в Варшаве "Дом сирот" для еврейских детей, которым руководил до конца своей жизни. Про конец его жизни все знают, но напомню в двух словах.

В 1940 году вместе с воспитанниками «Дома сирот» был перемещён в Варшавское гетто. Из гетто Корчак отказывался бежать, отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу и медикаменты. Когда в августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошёл с 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Корчак шел во главе шествия, держа двоих детей за руки. Это было демонстрация любви к детям и верности своим идеалам. Так он и вошел с своими детьми в газовую камеру.

Вернемся в начало века. Корчак едет в Михалувку как воспитатель колонии (летнего лагеря-дачи для малоимущих еврейских детей). Меня в детстве удивляли необычные имена и фамилии в этой книжке.
Что за Борух? Почему Мордка? Хаим? Еще того хлеще Бер-Лейб? С идишем я особо знакома не была...

В колонии Корчаком был учрежден товарищеский суд. Ребята сами выбирали судей и все внутренние конфликты можно было вынести на разбирательство. Судьи работали коллегиально и беспристрастно. Перевыборы каждую неделю - и если будешь плохим судьей- просто не изберут.
Скажу вам профессионально - суд в Михалувке - образец справедливости и гуманности одновременно.

В Михалувке есть свои паиньки, ябедники, тихони, шалуны и силачи. Есть некрасивый и злой Аншель, с которым никто не дружит, а есть миляга Мордка Чарнецкий, который всем нравится. Старший Крук неженка и недотрога, его зовут "князем", а младшего Крука - "разбойником". В колонию поехал и весёлый хулиганистый одноногий мальчик, и маленький гений-шашист, больной туберкулезом.

Перед возвращением в Варшаву ребята переодеваются в свою одежду и воспитатели видят- несколько из них ходят в длиннополых сюртуках, лапсердаках.

Все мальчики очень, ОЧЕНЬ бедные. У некоторых нет даже грошика на лишнюю открытку домой. Мясо в супе - деликатес. Яичница - царское кушанье.

В Михалувке очень здорово, весело, дружно - лето, лягушки, бабочки, луг с клевером, общий труд на огороде, потасовки и синяки, живые курицы на крестьянском дворе, лапта, походы, костёр...

Про эту книгу почитайте здесь, она прекрасно описана в рецензии на Букнике-младшем:
http://family.booknik.ru/articles/starye-knigi/to-li-detyam-to-li-vzroslym/

2. Лёля Кассиль и "Кондуит и Швамбрания"

 photo IMG_2115.jpg

Магия этой книги начинается с первых строк :

Вечером 11 октября 1492 года Христофор Колумб, на 68-й день своего плавания, заметил вдали какой-то движущийся свет. Колумб пошел на огонек и открыл Америку.
Вечером 8 февраля 1914 года мы с братом отбывали наказание в углу. На 12-й минуте братишку, как младшего, помиловали, но он отказался покинуть меня, пока мой срок не истечет, и остался в углу. Несколько минут затем мы вдумчиво и осязательно исследовали недра своих носов. На 4-й минуте, когда носы были исчерпаны, мы открыли Швамбранию.


Лёля Кассиль и его братом Оська, великий путаник, придумали страну Швамбранию. Швамбрания находится в Тихом океане. Это материк размером с Австралию в форме большого зуба. Швамбрания — настоящий рай для любителей приключений, отважных мореходов и исследователей, она воплощает все детские фантазии, навеянные книгами Жюля Верна и Фенимора Купера, а также реальностью России начала XX века.

Братья Кассили придумывают Швамбранскую историю, географию, описывают войны и завоевания, армию и властителей. Черная шахматная королева, символ Швамбрании, замуровывается в тайном ракушечном гроте на столике у мамы.

Карта Швамбрании:

 photo IMG_2116.jpg


Параллельно автор рассказывает о жизни в провинциальном городе Покровске (сейчас Энгельсе), о своей гимназии и соучениках, быте докторского еврейского семейства.

Кондуит, к слову, это страшный школьный журнал, куда записываются особо тяжкие проступки учащихся.

"Кондуит и Швамбрания" - неиссякаемый источник острот. Особенно жжет Оська :

- Если бы я знал, что у меня такой папа будет, - ревел Оська, - ни за что бы в жизни не родился!


Кривизна нашей подножной планеты очень беспокоила Оську. Он сам стремился безоговорочно убедиться в ее круглости. Хорошо еще, что мы не были знакомы в то время с Маяковским, иначе погибли бы Оськины штанишки, ибо, разумеется, он проверил бы покатость земли собственным сиденьем... Но Ося нашел другие способы доказательств. Перед тем как закончить карту Швамбрании, он со значительным видом повел меня за ворота нашего двора.
Около амбаров еле заметно возвышались над площадью остатки какой-то круглой насыпи - не то земляного постамента для часовни, не то клумбы. Время почти сровняло эту жалкую горбушку. Оська, сияя, подвел меня к ней и величественно указал пальцем.
- Вот, - изрек Оська, - вот место, где земля закругляется.



Оська однажды спросил нищего золотаря, помойных дел мастера Левонтия Абрамкина; - А правда, говорят, на вас киша-кишмят... нет... кимшат, ну, то есть лазают скарлатинки?


Про знаменитое - Мама! А наша кошка - тоже еврей? и вспоминать не буду.


Слово архаровцы поселилось в бытовом русском современном языке именно от Кассиля:

У нас обычные гости: податной инспектор Терпаньян, маленький зубной врач Пуфлер. Оська только что по ошибке и ко всеобщему смущению назвал его "зубным порошком". Папа засел за шахматы с податным, а мама играет на рояле менуэт Падеревского. Аннушка вносит самовар. Самовар фыркает на Аннушку:
"Фррря..." - и посвистывает: "Фефела..."
Веселый податной, как всегда, пугает Аннушку. В сотый раз он изображает, будто хочет сделать Аннушке "бочки". При этом податной издает какой-то особенный, свой обычный пронзительный звук:
- Кркльххх...
Аннушка в сотый раз пугается, визжит, а податной хохочет и спрашивает:
- Видал миндал?
Папа смотрит на часы и говорит:
- Ну, архаровцы, марш дрыхать! Мы вас не задерживаем.



3.Марсель Паньоль

 photo IMG_2154.jpg



Марсель Паньоль - известный французский писатель середины ХХ века, а также видный деятель французского кинематографа. Я очень давно познакомилась с маленьким Марселем, его милой мамой Огюстиной и папой Жозефом, а также младшим братишкой Полем, а также легендарным дядей Жюлем, консерватором и великим знатоком жизни.

Первая часть автобиографической книги называется "Слава моего отца", вторая "Замок моей матери" и третья "Пора тайн".

Папа Марселя Паньоля работает школьным учителем и симпатизирует социалистам. Цитирую :

...Я ужасно любил эти папины лекции о политике и общественном устройстве, я толковал их по-своему и часто спрашивал себя, почему бы президенту нашей республики не вызвать отца, хотя бы на время каникул: за три недели Жозеф устроил бы счастье всего человечества!

Первые две части повествуют о летних каникулах, который маленький Марсель из города Марсель (!) провел в полях Прованса. Семья на лето снимает виллу.

...«Вилла» - это старинная, полуразвалившуюся ферма, «сад» наш был попросту очень старым, запущенным огородом, обнесенным проржавевшей проволочной изгородью. Вдобавок мой дядюшка присвоил звание «горничной» бестолковой крестьянской девушке, приходившей к нам после обеда мыть посуду, а иногда стирать. Таким образом она хоть изредка мыла руки. Итак, три слова: «вилла», «сад» и «горничная» — тройными узами связывали нас с высшим классом общества, с классом «порядочных» буржуа.

Окрестные горы и долины покрыты оливковыми и миндальными деревьями, лавандой, дикорастущим тимьяном

-Тимьян , — сказала мама. — Отличная приправа к рагу из зайца.
— Это тимьян-то? — пренебрежительно заметил Франсуа ( крестьянин, который везёт их на виллу) . — Куда лучше класть перечную мяту.
— А что это такое?
— Она вроде мяты, но и на тимьян смахивает. Словами не скажешь — я вам ее покажу.
Потом он стал толковать о майоране, розмарине, шалфее, укропе: ими, мол, надо «начинить брюхо зайчихи» или же «мелко-мелко нарубить» и потушить «с изрядным куском свиного сала».


Взрослые увлечены охотой, а папа Жозеф - еще и скупкой старья в блошиной лавке.

...У отца была страсть покупать всякое старье у торговцев подержанными вещами.
Каждый месяц, получив в мэрии свой учительский «оклад», он приносил домой разные диковинки: рваный намордник (50 сантимов), затупленный циркуль-делитель с отломанным кончиком (1 франк 50 сантимов), смычок от контрабаса (1 франк), хирургическую пилу (2 франка), морскую подзорную трубу, через которую все было видно шиворот-навыворот (3 франка), нож для скальпирования (2 франка), охотничий рог, немного сплюснутый, с мундштуком от тромбона (3 франка), не говоря уж о других загадочных вещах — назначение их осталось навеки неизвестным, и мы натыкались на них во всех углах дома.


Сцена торга Жозефа со старьевщиком - одна из лучших в романе:

- Значит, вас ничуть не волнует мысль, что эта мебель, быть может, видала королеву Марию-Антуанетту в ночной рубашке?

- Судя по состоянию этой мебели, было бы неудивительно, если бы она видела царя Ирода в трусиках!


Дружба с деревенским мальчиком Лили, сопровождение отца и дяди в охотничьих походах, ловля цикад, платаны, заросли колючей ежевики, гигантские змеи и королевские куропатки, исследование окрестных гор и долин - детство Марселя благоухает и жужжит как южный луг.

В третьей части "Пора тайн" Марсель идет в новую школу, вернее в лицей. Лицей начала ХХ века весьма примечательное место. Помню как поразил меня обед шестиклассников :
...длинные столы разделены на каре по шесть человек.<...>Бутылка виноградного вина тоже рассчитана на шесть человек; тут наши четыре сотрапезника, узнав, что ни Олива, ни я не пьем вина, громко возликовали.

Эта трапеза была чудесной передышкой после уроков. Я еще никогда не завтракал со сверстниками без взрослых — ведь они то приказывают нам молчать («За столом дети не разговаривают!»), то заставляют есть невкусное кушанье («Ешь свой суп!», «Кончай свой салат!»). Мы вели очень интересный разговор, и я наслаждался тем, что могу за едой говорить неприличные слова.

Меню было необычайное. На первое вместо супа нам подали колбасу, масло, маслины, а на второе — баранью ногу с жареным картофелем. Я думал, это все. Ничего подобного. Нам принесли… угадайте, что? Макароны, все в кружевах из растаявшего тертого сыра! А потом дали по чудесному апельсину на каждого.


Мальчишки учат латынь, английский, математику, стреляют из духовых трубок бумажными шариками, дерутся, дружат, немного завидуют друг другу, защищают слабых, изводят преподавателей и классных наставников.
В лицее три категории учеников - пансионеры, полупансионеры и экстерны. Обучение в лицее дорогое, Марсель смог получить стипендию, и только благодаря этому учится в этом элитном учебном заведении.

Экстерны принадлжеали к высшей касте :

Экстерны и вправду были слишком шикарны. Они появлялись с утра в полном параде. Они носили полуботинки из желтой или светло-коричневой кожи с широкими, как ленты, шелковыми шнурками, которые завязывались пышным бантом-бабочкой. <...>
Карманы у них были набиты шариками, они вечно сосали тянучки «Собачка скачет» или лакричные конфеты, пахнущие фиалкой, на второй перемене, в десять утра, они покупали у швейцара румяные рожки, золотистое миндальное пирожное по пять су за штуку; вот откуда возникла легенда, что наш швейцар давно миллионер.

Но в классе экстерны просто подавляли своим роскошным образом жизни. Отстегнув никелированные застежки рыжего кожаного или синего сафьянового портфеля, экстерн вынимал четырехугольный коврик с блестящим шелковистым ворсом и аккуратно расстилал его на скамье, дабы уберечь свой драгоценный зад от соприкосновения с голыми досками. Казалось, принимая эти меры предосторожности, экстерн хочет доказать, что недаром в сказке принцесса жаловалась, будто проснулась чуть свет вся в синяках из-за горошины, грубо напоминавшей ей о своем присутствии даже под четырьмя перинами.

Уместив таким образом свою особу, экстерн вынимал лакированный пенал и раскладывал перед собою его содержимое: ластик величиной с кусок туалетного мыла, блестящие металлические точилки для карандашей с узкой выемкой для грифеля, огромные разноцветные карандаши; а Офан, сидевший впереди нас, показал мне совсем особенный карандаш, который был сделан не из дерева. Вокруг очень толстого грифеля спиралью вилась узкая бумажная лента. Если грифель сломался, стоило лишь отвернуть несколько сантиметров бумажной ленты, и карандаш снова очинен! У экстернов были и ручки не то из оникса, не то из янтаря — так или иначе, из дорогого материала, — в которые вставлялись золотые перья; были у них и перламутровые перочинные ножички, острые, как бритва.


Я и сейчас, читая описание канцелярских и школьных богатств экстернов, преисполнена зависти. К слову Марсель вступил в противостояние с огромным как битюг экстерном по фамилии Пегомас, и даже бил ему морду на дуэли!

Вся книга проникнута атмосферой семьи, добротой, юмором. Марсель чудесный парнишка - честный, отважный и очень стремящийся к знаниям, хороший сын и друг.



4. Александр Раскин. Как папа был маленьким.

 photo IMG_2152.jpg

Про эту книгу я писала длинную рецензию на букник. Её там подредактировали и сократили, так что напомню Полный вариант :

http://kislaya.livejournal.com/166579.html#comments

Сейчас я вам процитирую только душещипательный кусочек рассказа - "Как папа охотился на тигра":

...Горбушка сказал:
- Значит, так. Ты, ты, ты, ты и ты будете слонами. Я, он, он и он будем охотниками. Наш двор - это джунгли. А вместо ружья каждый охотник берёт палку. Взяли? Теперь сели на слонов и поехали. А вот и тигр. Смотрите, какой полосатый!
- Да это же котёнок, - сказал маленький папа.
- Молчи! Ты ничего не понимаешь! Слушать мою команду! Слоны, вперёд!
Маленький папа был охотником. Сидя на своём слоне, он видел, как полосатый котёнок с удивлением смотрел на слонов и охотников, он даже не пытался бежать, так он был ошеломлён. Но тут Горбушка скомандовал:
- Пли!
На котёнка обрушился град палок и камней. Маленький папа не удержался и тоже бросил свою палку, но он не попал. Котёнок испугался и бросился бежать. Но тут чей-то камень ударил его в голову. Он дёрнулся два раза и затих.
- Тигр убит! - крикнул Горбушка.
Но кто-то из ребят закричал:
- Котёнок-то умер!..
И все побежали смотреть на котёнка.
Он лежал маленький, тихий, полосатый. Лежал и не двигался. И вдруг маленький папа понял, что котёнок-то был живой. А стал мёртвый. Никогда он теперь не будет прыгать, бегать, играть с другими котятами, никогда он не будет большим, взрослым котом. Не будет ловить мышей, не будет мяукать на крыше. Ничего не будет. Наверно, он совсем не хотел играть в охоту на тигра. Но его ведь никто не спросил об этом. Ребята стояли около котёнка и молчали. Молчал даже Горбушка. Вдруг кто-то заплакал и закричал:
- Ой, мой котик, мой котик... - Это плакала маленькая девочка с большим голубым бантом.
Она подняла котёнка и унесла его в дом. А ребята разошлись, не глядя друг на друга.
С тех пор маленький папа никогда не обижал ни кошку, ни собаку, ни других животных. И ему до сих пор жалко того котёнка.


5. Я не уверена, что это автобиография, но очень похоже!
Ирмгард Койн ( она же видимо из Коэнов-Когано-Каганов) "Девочка с которой другим детям не разрешали водиться"

 photo IMG_2176.jpg

Это небольшая, но очень насыщенная повесть о немецкой девочке-шалунье. Её детство пришлось на те же годы, что и у Льва Кассиля, Эриха Кестнера, - канун Первой Мировой.

Девочка баловалась с размахом, это достойная предтеча Пеппи Длинный чулок, только девочка была реальная, а не вымышленная. Особенно я эту книгу рекомендую хорошим и приличным девочкам-отличницам!

...Вчера вечером я никак не могла заснуть, потому что должна была придумать кровавую месть для фрау Мейзер, которую мы зовем ядовитой каракатицей. Вообще я по утрам всегда очень хочу спать и поэтому медленно одеваюсь, а когда иду в ванную, открываю там кран, чтобы бежала вода и все бы думали, что я моюсь. А я в это время сажусь на край ванны, чтобы еще немножко поспать. Поэтому я часто опаздываю в школу.

...Когда я проходила испытание чтобы вступить в шайку неистовых бандитов, я проглотила по частям довольно большой кусок дождевого червя, а потом, как фокусник в цирке, выплюнула его обратно, и еще подкралась к тыкве в огороде самого полицейского комиссара и утащила ее.

...Мамины знакомые ужасно скучные. Мне непонятно, зачем я должна говорить «здравствуйте!» каждой в отдельности. Они шуршат платьями, смеются и все время болтают, перебивая друг друга. Я только успеваю посмотреть, сколько они оставили пирожных, и сообразить, перепадет ли потом и мне что-нибудь. «Какая ты стала большая!» – говорят они, и «Тебе нравится ходить в школу?», и «Какие у вас сегодня были уроки?» И тут же продолжают болтать о шуме в ушах, о замечательном гомеопате, о промотанном состоянии и первосортном майонезе, о какой-то иссохшей девице и о том, что чей-то двоюродный брат-академик совсем опустился. Я же раздумываю над тем, как бы незаметно раздавить ногой парочку зловонных бомб, купленных у «Короля чудес», и стараюсь представить себе, как все эти дамы тогда заголосили бы, и какое бы у них было выражение лица, и что бы вообще произошло. Может быть, все это было бы так же красиво и интересно, как когда на небе появляется радуга.


...Позавчера пришлось заплатить прыщавой фрейлейн Левених, которая живет на нашей улице, за ее новый белый воротничок только потому, что я старой самопишущей ручкой брызнула ей чернила за воротник. Но я должна была это сделать, потому что фрейлейн Левених всегда приходит к моей маме и говорит ей: «Ах, моя дорогая, я считаю, что вы неправильно воспитываете своего ребенка. Если бы вы ежедневно на несколько часов запирали эту маленькую озорницу в темной комнате, то наша любимица, наверно, очень скоро стала бы скромной и послушной девочкой». Она говорит это, а потом удивляется, что я ненавижу ее. Ни одна девочка не будет любить человека, который хочет часами держать ее взаперти в темной комнате. И еще она считает, что меня надо выпороть. А после всего этого она говорит: «Иди-ка сюда» – и хочет поцеловать меня своими поджатыми, потрескавшимися губами.


Про эту книжку я тоже писала на Букник, не буду повторяться :
http://family.booknik.ru/articles/starye-knigi/devochki-byvayut-raznye/

6. Кестнер. Когда я был маленьким.
990

Ну, это моя самая любимая книга из всех вышеописанных.

Во-первых она не для детей.

Кестнер описывал свою читательскую аудиторию - как людей между 8 и 80 годами.
Кестнер начинает свою семейную сагу с самых отдаленных предков и родственников, рассказывает о семьях своих родителей, об отце, шорнике и седельщике, о матери-парикмахерше, которая "день-деньской
работает", "завивает щипцами волосы", чтобы сын мог получить образование.

Во-вторых, это самая нежная изо всех известных мне историй о матери и сыне. Кестнер очень любил свою маму и пронес через всю жизнь это чувство. Его герои кстати точно также трогательно и бережно относятся к мамам.
Обожает свою мать маленький Эмиль, герой самой знаменитой повести Кестнера "Эмиль и сыщики". В романе "Фабиан" герой тайком положил в сумочку уезжавшей матери двадцать марок;
вернувшись домой, он обнаружил на столе в конверте двадцать марок, которые так же тайком оставила ему мать.
"С математической точки зрения результат равен нулю. Каждый остался при своих. Но добрые дела нельзя аннулировать. Моральные уравнения решаются иначе, чем арифметические".

Кестнер, как пишут в предисловии к его книге, вообще был из тех, для кого память детства не просто дорога, но жизненно насущна: именно она, по его убеждению, позволяет человеку сохранять и поддерживать лучшее, драгоценнейшее в себе.

Этим отношением к детству мне так близок Кестнер. И еще Набоков!

В третьих, очарование книги "Когда я был маленьким" - в словесной ткани, в самой атмосфере книги, умной, доброй, ироничной.
Рассказывая о старом Дрездене с его прекрасными улицами и зданиями, писатель говорит: "Не из книг узнавал я, что такое красота. Мне дано было дышать красотой, как детям лесника - напоенным сосной воздухом".

Эрих Кестнер был единственным из писателей, кто самолично пришел посмотреть на сожжение его книг нацистами в 1933 году Берлине на площади Опернплац.

"Я стоял перед университетом, - вспоминал он после войны, - стиснутый среди студентов в форме штурмовиков (цвет нации!), смотрел, как в трепещущее пламя летят наши книги, слушал слащавые тирады этих мелких отъявленных лгунов".

В огонь летели Маркс и Каутский ( известный мне ранее только по переписке его с Энгельсом, которую читал Полиграф Полиграфович Шариков), Фрейд, Ремарк, Генрих Манн.

Какая-то женщина в толпе узнала Кестнера, крикнула: "А вот и он сам!" Писателю стало не по себе.
Похоронный ветер дул над городом

Кестнер был крайне разноплановым и плодовитым автором - писал киноценарии, занимался журналистикой, публиковал юмористические рассказы в журналах. Известный американский романист Торнтон Уайлдер как-то написал ему: "Я знаю шестерых Кестнеров. А эти шестеро Кестнеров знают ли друг друга?"

Я очень советую каждому взрослому почитать Кестнера.
Хоть старого Дрездена уже нет, но его можно увидеть глазами Кестнера:

Да, Дрезден был изумительным городом. Можете мне поверить. И должны будете мне поверить! Никто из вас, каким бы богатым ни был ваш отец, не в состоянии поехать туда по железной дороге и посмотреть, прав ли я. Ибо города Дрездена более не существует. Он, за малым исключением, исчез с лица земли. Его стерла вторая мировая война за одну ночь и одним мановением руки. Сотнями лет создавалась его ни с чем не сравнимая красота. Всего несколько часов потребовалось, чтобы обратить все в прах. Это произошло 13 февраля 1945 года

Кроме того книга абсолютно, магически увлекательная, хотя не содержит ни сюжета, ни выдумки.

Когда я читаю интернетный баян про зимой пять километров в школу, я вспоминаю как мама Эриха, маленькая Ида Августин рвалась к знаниям:
Зимой, случалось, снегу навалит столько, что дверь из дому не откроешь!
И дети, если хотели попасть в школу (или дед считал, что они обязаны хотеть), вылезали в окошко.

Если же дверь, несмотря на снег, все же удавалось открыть, приходилось сперва еще лопатами прокопать туннель, по которому дети чуть ли не ползком выбирались на волю! Хоть это было очень
весело, но веселье длилось недолго. Потому что над полями завывал ледяной ветер. На каждом шагу ребятишки по пояс проваливались в снег. Руки, ноги, уши до того стыли, что на глаза наворачивались слезы. А когда, промокшие до нитки и вконец промерзшие, они с опозданием приходили в школу, ничего занимательного и стоящего там нельзя было узнать!

Все это не отпугнуло маленькую Иду. Она вылезала из окна. Она ползла на карачках по снежному туннелю. Она мерзла и потихоньку плакала по дороге в школу. Ей это было нипочем, ибо она жаждала и алкала знаний. Она стремилась узнать все, что знал сам старый учитель. И хоть знал он не так-то много, но все-таки побольше маленькой Иды!


Можно узнать о замечательной традиции наряжать маленьких мальчиков в платьица, о огромных фунтиках конфет, которые и по сей день выдают немецким детишкам 1 сентября в школу вместе гладиолусов.

О том, как самоотверженно трудилась матушка Ида Кестнер, как мать и сын путешествовали в Саксонскую Швейцарию и прочие уголки Германии, как родители Эриха соперничали в конкуренции за любовь сыночка.

Лишь раз в году я жаждал иметь братьев и сестер: в сочельник. А на первый день рождества, по мне, пусть бы улетали, но, так уж и быть, после жареного гуся с клецками, красной капустой и салатом из сельдерея. Я далее уступил бы им собственную порцию и сам ел гусиные потроха, лишь бы в вечер
24 декабря не быть одному! Половину подарков бы им отвалил, а подарки в самом деле были прекрасные!
Но почему именно в этот вечер, самый лучший для ребят вечер в году, я не хотел оставаться один и быть единственным ребенком? Я боялся. Меня страшила раздача подарков! И страх свой я к тому же не должен был показывать.
Мои родители из любви ко мне меня друг к другу ревновали. Они старались это скрывать, и часто им это удавалось. Но в лучший день в году им это удавалось плохо. Обычно ради меня они, насколько могли, держали себя в руках, но в сочельник они не очень-то могли. Это было свыше их сил. Я все
это знал и должен был ради нас всех делать вид, будто ничего не замечаю.

<...>Это была конкурентная борьба из любви ко мне, и борьба ожесточенная. Драма с тремя действующими лицами, последний акт которой разыгрывался каждый год в сочельник. Главную роль играл маленький мальчик. И от его таланта импровизатора зависело, обернется ли пьеса комедией или трагедией. Еще и сейчас, когда я об этом вспоминаю, у меня начинает колотиться сердце.
<...>
Я стоял у стола c подарками и радовался, уподобляясь маятнику. Радовался направо - к радости матушки. Радовался на левую половину стола, восхищаясь отцовской конюшней в целом. Потом снова радовался направо, на сей раз любуясь санками, и снова налево, особенно выделяя уздечки. И еще раз направо, и еще раз налево, и ни тут, ни там чересчур долго, и ни тут, ни там чересчур коротко. Я радовался искренне, а вынужден был свою радость отмерять и унижать. Я целовал обоих по одному разу в щеку.



Меня как маму маленького мальчика очень волнуют отношения между матерями и сыночками. Итак, как мама любила Эриха :

...Матушка не была ангелом и не собиралась им стать. Ее идеал был куда более земным. Ее цель хоть и лежала вдалеке, но не в заоблачных высях. И была достижимой. И поскольку никто не мог сравниться с матушкой в энергии и она не позволяла никому вмешиваться, то своего достигла.

Ида Кестнер хотела стать совершеннейшей из матерей для своего сына. И поскольку она этого по- настоящему хотела, то не считалась ни с кем, далее с собой, и действительно стала совершеннейшей из матерей. Всю свою любовь и фантазию, все свои силы, каждую минуту времени и каждую свою мысль, само существование свое она с азартом страстного игрока поставила на одну-единственную карту - на меня. Ставкой была вся жизнь ее целиком, без остатка!

Картой в игре был я. Поэтому я обязан был выиграть. Поэтому я не смел ее разочаровать. Поэтому я стал первым учеником и хорошим сыном.

Достижимые цели особенны тем и тем особенно изматывают, что мы хотим их достичь. Они как бы бросают нам вызов, и мы, не оглядываясь по сторонам, устремляемся в путь. Матушка не оглядывалась по сторонам. Она любила меня и никого больше. Она была добра ко мне, и этим доброта ее исчерпывалась. Она
дарила мне свою веселость, и окружающим ничего не оставалось. Она думала только обо мне, и других дум у нее не было. Матушка жила и дышала только мной.



К сожалению достаточно рано мать Кестнера заболела психиатрическим заболеванием, на неё накатывали приступы паники и тяжкой депрессии, она оставляла странные записки, уходила стоять на мосту, смотреть в темную страшную воду и пугала свою семью. Подросток Эрих пошёл посоветоваться к семейному врачу - советнику медицины Циммерману. Врач посочувствовал пареньку, посоветовал ему беречь маму и давать ей побольше отдыха. Под конец визита мальчик с трудом вымолвил:

...Так вы не считаете, что она в самом деле может... когда-нибудь... с моста?..
- Нет, - сказал он, - не считаю. Даже если она позабудет все на свете, сердце ее будет думать о тебе. - Он улыбнулся: - Ты ее ангел-хранитель!


Писатель вспомнил слова доктора много лет спустя, когда он, пятидесятилетний, уже после Второй мировой войны, приехал навестить свою потерявшую память и все жизненные силы матушку в санаторий, куда он её поместил

...потому что матушка - ей было под восемьдесят, - истощенная жизнью, в которой знала лишь труд и заботы, страдала потерей памяти и нуждалась в уходе и присмотре.

Она держала на коленях платок и безостановочно, без устали то расстилала его, то складывала, с растерянной улыбкой подняла на меня глаза, словно бы меня узнала, кивнула и вдруг спросила:
- А где же Эрих?
Она спрашивала меня о своем сыне! У меня сердце перевернулось. Как раньше, когда она с отсутствующим взглядом стояла на мосту.
"Даже если она позабудет все на свете, сердце ее будет думать о тебе".
Теперь и глаза ее меня забыли, свою единственную цель и радость! Но только глаза. Не сердце.


На этой душещипательной ноте буду заканчивать.


Я не написала здесь о других автобиографических книгах для детей, о моей Главной Книге, моей детской библии "Дорога уходит в даль" Александры Бруштейн, о книжке Корнея Чуковского "Серебряный герб", о маленькой повести Вера Инбер "Мое детство", которую я брала в библиотеке, о страшной местами книге Елены Водовозовой "История одного детства".

Потому что нельзя объять необъятное, а мои обзоры становятся все более и более нудными :)

До новых встреч!
kislaya: (Нюша читает книжку)
1. Гайдар шагает впереди

Почему я считаю, что детям надо читать Гайдара?
Потому что при всей поэтизации советского, Гайдар - писатель из большой, настоящей литературы, писатель по гамбургскому счету.

Мариэтта Чудакова назвала его последователем Капитанской дочки Пушкина в его Тимуре с командой. Она пишет " Гайдар, в то же самое время, в которое он оставался политически советским, литературно стремился выйти в иное, общечеловеческое пространство."

 photo IMG_2117.jpg

Изначально повесть про Тимура и команду называлась "Дункан и его комнада".
Дункан - фамилия главного героя, и все его звали именно по фамилии. Цензоры не пропутили такой иностранщины, потребовав заменить и имя героя, и название повести. Гайдар сильно досадовал - однако находкой стало имя сына - Тимур.

Тимур Гараев - мечта каждой советской девочки.
...Девочка, когда будешь уходить, захлопни крепче дверь". Ниже стояла подпись "Тимур


Начало рассказа "Голубая чашка" завораживает своей правильной напевной повествовательностью.

Мне тогда было тридцать два года. Марусе двадцать девять, а дочери нашей Светлане шесть с половиной.


Первую любовь Гайдара звали Мария. Она была его медсестрой и его женой, поженились они в ранней юности, их сыночек умер когда ему еще не сровнялось 2 лет. Гражданская война, то сё, семья распалась. в память о ней многих его героинь зовут Маруся.

Маруся в Голубой чашке - чуть ли не гулящая и ругащая женщина! Сама пошла друга детства - полярного летчика на станцию провожать, и явно чувствовала, что косячит. Поэтому взяла и наругалась на мужа с дочкой буквально ни за что, лучшая защита - это нападение:

...И правда, идёт по тропинке вдоль забора наша Маруся, а мы-то думали, что вернётся она ещё не скоро.
– Наклонись, – сказал я Светлане. – Может быть, она и не заметит.
Но Маруся сразу же нас заметила, подняла голову и крикнула:
– Вы зачем это, негодные люди, на крышу залезли? На дворе уже сыро. Светлане давно спать пора. А вы обрадовались, что меня нет дома, и готовы баловать хоть до полуночи.
– Маруся, – ответил я, – мы не балуем, мы вертушку приколачиваем. Ты погоди немного, нам всего три гвоздя доколотить осталось.
– Завтра доколотите! – приказала Маруся. – А сейчас слезайте, или я совсем рассержусь.
Переглянулись мы со Светланой. Видим, плохо наше дело. Взяли и слезли. Но на Марусю обиделись.
И хотя Маруся принесла со станции Светлане большое яблоко, а мне пачку табаку, – всё равно обиделись.
Так с обидой и уснули.


Гайдар так говорит про советские законы, что всякому понятно - это лучшая в мире, самая справедливая страна:

Разве же есть в Советской стране такой закон, чтобы бежал человек в колхозную лавку за солью, никого не трогал, не задирал и вдруг бы его ни с того ни с сего драть стали?

Развитие сюжета идёт так. Сначала Пашка Букамашкин кажется беспричинным агрессором. Но потом ситуация проясняется, Пашка дает показания ( заодно я впервые столкнулась со словом жидовка, в Челябинске вокруг меня не бытовавшем) :


...Есть в Германии город Дрезден, – спокойно сказал Пашка, – и вот из этого города убежал от фашистов один рабочий, еврей. Убежал и приехал к нам. А с ним девчонка приехала, Берта. Сам он теперь на этой мельнице работает, а Берта с нами играет. Только сейчас она в деревню за молоком побежала. Так вот, играем мы позавчера в чижа: я, Берта, этот человек, Санька, и ещё один из посёлка. Берта бьёт палкой в чижа и попадает нечаянно этому самому Саньке по затылку, что ли…
– Прямо по макушке стукнула, – сказал Санька из-за телеги. – У меня голова загудела, а она ещё смеётся.
– Ну вот, – продолжал Пашка, – стукнула она этого Саньку чижом по макушке. Он сначала на неё с кулаками, а потом ничего. Приложил лопух к голове – и опять с нами играет. Только стал он после этого невозможно жулить. Возьмёт нашагнет лишний шаг, да и метит чижом прямо на кон.
– Врёшь, врёшь! – выскочил из-за телеги Санька. – Это твоя собака мордой ткнула, вот он, чиж, и подкатился.
– А ты не с собакой играешь, а с нами. Взял бы да и положил чижа на место. Ну вот. Метнул он чижа, а Берта как хватит палкой, так этот чиж прямо на другой конец поля, в крапиву, перелетел. Нам смешно, а Санька злится. Понятно, бежать ему за чижом в крапиву неохота… Перелез через забор и орёт оттуда: «Дура, жидовка! Чтоб ты в свою Германию обратно провалилась!» А Берта дуру по-русски уже хорошо понимает, а жидовку ещё не понимает никак. Подходит она ко мне и спрашивает: «Это что такое жидовка?» А мне и сказать совестно. Я кричу: «Замолчи, Санька!» А он нарочно всё громче и громче кричит. Я – за ним через забор. Он – в кусты. Так и скрылся. Вернулся я – гляжу: палка валяется на траве, а Берта сидит в углу на брёвнах. Я зову: «Берта!» Она не отвечает. Подошёл я – вижу: на глазах у неё слёзы. Значит, сама догадалась. Поднял я тогда с земли камень, сунул в карман и думаю: «Ну, погоди, проклятый Санька! Это тебе не Германия. С твоим-то фашизмом мы и сами справимся!»


Светланка слагает чудесные песни:
Гей!.. Гей!..
Мы не разбивали голубой чашки.
Нет!.. Нет!..
В поле ходит сторож полей.
Но мы не лезли за морковкой в огород.
И я не лазила, и он не лез.
А Санька один раз в огород лез.
Гей!.. Гей!..
В поле ходит Красная Армия.
(Это она пришла из города.)
Красная Армия – самая красная,
А белая армия – самая белая.
Тру-ру-ру! Тра-та-та!
Это барабанщики,
Это лётчики,
Это барабанщики летят на самолётах.
И я, барабанщица… здесь стою.


Еще в малине прячется колоритный бутуз Фёдор :
Толстый сын <Валентины> Фёдор был только в одной рубашке, а перепачканные глиной мокрые штаны валялись в траве.
– Я малину ем, – серьёзно сообщил нам Фёдор. – Два куста объел. И ещё буду.
– Ешь на здоровье, – пожелал я. – Только смотри, друг, не лопни.
Фёдор остановился, потыкал себя кулаком в живот, сердито взглянул на меня и, захватив свои штаны, вперевалку пошёл к дому.


Мне от Гайдара очень хорошо. Всем его советую.

2. Рина Зеленая и Агния Барто написали сатирическую книжку для детей.

 photo IMG_2126.jpg

Из интересного- автобиография Рины Зелёной "Разрозненные страницы" перекликается с названием этой детской книги.
"Разрозненные страницы" очаровательная книга. Одна из моих любимых биографических книг.

Рина Зелёная по свойски играет с Маяковским на бильярде, поет лихие песни " Ах шарабан мой, американка" и пляшет на столе в театрах-кабаре 20-х годов, ласково шутит над любвеобильным своим другом Зямой Гердтом, нежно дружит с суперзвездой Любовью Орловой...

Вернемся к "Пёстрым страницам"

Вот чудесный стишок про Павлика:
 photo IMG_2127.jpg


А еще мой любимый про влюбленную Наташку

Каждый может догадаться -
Антонина влюблена!
Ну и что ж! Ей скоро двадцать,
А на улице весна!

Только звякнет телефон,
Тоня шепчет: - Это он!

Стала ласковой и кроткой,
Ходит легкою походкой,
По утрам поет, как птица...

Вдруг и младшая сестрица
Просыпается чуть свет,
Говорит:- Пора влюбиться!
Мне почти тринадцать лет.

И Наташа на уроке
Оглядела всех ребят:

"Юрка? Слишком толстощекий!
Петя ростом маловат!
Вот Алеша славный малый!
Я влюблюсь в него, пожалуй".

Повторяет класс по карте,
Где Иртыш, где Енисей,
А влюбленная на парте
Нежно шепчет:- Алексей!

Алик смотрит огорченно:
"Что ей нужно от меня?"
Всем известно, что девчонок
Он боится как огня,

Он понять ее не в силах!
То она глаза скосила,
То резинку попросила,
То она вздыхает тяжко,
То зачем-то промокашку
Подает ему любя.

Алик вышел из себя!
Поступил он с ней жестоко
Отлупил после урока.

Так вот с первого свиданья
Начинаются страданья.


Я нашла в сети сканы всех страниц книги "Пестрые страницы"
http://shaltay0boltay.livejournal.com/402788.html
советую пробежаться :)



3. А вот и папа Дениса Виктровича с рассказами ( мы хотим в это верить!) про Дениса Викторовича
 photo IMG_2104.jpg

Самый трогательный момент - когда Дениска собрался отрабатывать силу удара на своём мишке:
Он сидел передо мной такой шоколадный, но здорово облезлый, и у него были разные глаза: один его собственный – желтый стеклянный, а другой большой белый – из пуговицы от наволочки; я даже не помнил, когда он появился. Но это было не важно, потому что Мишка довольно весело смотрел на меня своими разными глазами, и он расставил ноги и выпятил мне навстречу живот и обе руки поднял кверху, как будто шутил, что вот он уже заранее сдается…

И я вот так посмотрел на него и вдруг вспомнил, как давным-давно я с этим Мишкой ни на минуту не расставался, повсюду таскал его за собой, и нянькал его, и сажал его за стол рядом с собой обедать, и кормил его с ложки манной кашей, и у него такая забавная мордочка становилась, когда я его чем-нибудь перемазывал, хоть той же кашей или вареньем, такая забавная милая мордочка становилась у него тогда, прямо как живая, и я его спать с собой укладывал, и укачивал его, как маленького братишку, и шептал ему разные сказки прямо в его бархатные тверденькие ушки, и я его любил тогда, любил всей душой, я за него тогда жизнь бы отдал. И вот он сидит сейчас на диване, мой бывший самый лучший друг, настоящий друг детства. Вот он сидит, смеется разными глазами, а я хочу тренировать об него силу удара…

– Ты что, – сказала мама, она уже вернулась из коридора. – Что с тобой?

А я не знал, что со мной, я долго молчал и отвернулся от мамы, чтобы она по голосу или по губам не догадалась, что со мной, и я задрал голову к потолку, чтобы слезы вкатились обратно, и потом, когда я скрепился немного, я сказал:

– Ты о чем, мама? Со мной ничего… Просто я раздумал. Просто я никогда не буду боксером.

Отсюда я лет в 7 взяла манеру задирать голову и вкатывать слёзы назад. К сожалению они протекают в носоглотку и дерут горло.


4. Нетипичная советская книга про прелести царизма.

 photo IMG_2153.jpg

Хороший царь Петр и хорошие солдаты в сказках:

Находчивый солдат
Про солдата и Петра I.
Петр I и находчивый солдат
Петр I, монахи и отставной солдат
Каша из топора
Чья одежда лучше
Два молодца из солдатского ранца

Иллюстратор - Владимир Перцов

Самая клевая - про одежду. Там Генерал и Адмирал заспорили у кого шуба лучше.

царь

Царь Петр призвал в судьи солдата - тот сказала, что его солдатский мундир самое то.
Назначили испытания жарой и стужей. Генерал договорился с морозом, а адмирал с солнцем - чтобы пощадили.
Ту началось испытание.

Едва царь с царицей и со всей своей свитой успел во дворец укрыться, как наступила стужа невиданная. Камни от холода лопаться начали, всё живое в лёд обратилось.
Адмирал и генерал стоят в шубах на трёх мехах - издали ну прямо как стога сена - не отличишь.
Солдат кафтан потуже подпоясал, ногами притоптывает, руками себя по бокам хлещет. То присядет, то встанет, то присядет, то встанет. Уши, нос, щеки потрёт, побегает туда-сюда, снова приседать начинает. Потом начал ружейные приёмы выполнять. Сам себе командует:
- Коли! Бей! Коли! Бей!
От солдата такой пар пошёл, словно он только из бани выбрался.
Чем мороз больше лютовал, тем солдат быстрее бегал. Ничего с ним стужа поделать не могла!
- Ну, хватит! - сказал царь Пётр. - Спасибо тебе, братец мороз! Посмотрим, кто там жив остался!
Сразу потеплело, снова птицы запели, листва на деревьях зазеленела.
Вышли царь с царицей и со всей своей свитою из дворца.
Глядь: солдат перед генералом навытяжку стоит, а генерал его распекает. За то, что когда солдат ружейные приёмы в стужу делал, то две ошибки допустил - приклад высоко держал и колол неглубоко.
А почему адмирал из своей шубы не вылезает? - спросил царь Пётр.
- Не иначе, он там замёрз до смерти, царь-батюшка, - радостно ответил генерал.
Подошли к шубе, открыли её - а там вместо адмирала - сосулька в мундире!
- Плоха же оказалась его одежда, - сказал царь. - Но спор ваш не закончен. Теперь посмотрим, как вы жару выдержите!
- За что меня обижаете, царь-батюшка? - взмолился генерал. - Ведь я с адмиралом спорил, а не с солдатом. Свой спор я выиграл, а с солдатом мне невозможно на равной ноге быть! Я же генерал!
- Если ты настоящий генерал - то чего же тебе бояться? - засмеялся царь Пётр. - А если солдат у тебя спор выиграет - то какой же ты после этого будешь генерал? Солнце, ваше сиятельство, начинай!
Едва царь с царицей и со всей своей свитой укрылись во дворце, как началась жара небывалая. Всё кругом почернело. Ручьи и реки высохли, в облака обратились. Медведи в лесах дремучих шкуры с себя посбрасывали.
Генерал язык высунул, глаза выкатил — ни вдохнуть, ни выдохнуть не может. А солдат как ни в чём не бывало туда-сюда ходит, ружьишком поигрывает.
Солнце ещё пуще печёт изо всех сил. Генерал уже усыхать начал, сморщился, почернел.
- Эх, солнце, - сказал солдат и усы подкрутил, - ты же русских солдат в боях и сраженьях видело! Там уж такое пекло бывало, не чета нынешнему! И ничего - живы остались! Чего же ты зря стараешься? Смотри, само не сгори!
Видно, солнцу и самому уже невтерпёж стало - жара начала спадать.
Вышли царь с царицей и со всей своей свитой из дворца.
Глядь: солдат как ни в чем не бывало, туда-сюда ходит, ружьишком поигрывает.
А в генеральском мундире - головешка.
- Значит, и генеральская одежда никуда не годится! - сказал Пётр. - Всех победил солдатский кафтан! Быть тебе, солдат, отныне генералом!
- А может генерал ходить в солдатском кафтане? - спросил солдат.
- Нет, это непорядок! - ответил царь Пётр.
- Но ежели генеральский мундир хуже солдатского кафтана, так зачем же мне добро на худо менять? - усмехнулся солдат. - Нет, уж лучше я так солдатом и останусь.


Хорошая добрая сказка. Про сосульку и головёшку!


5.
Антисоветские еврейские стихи Овсея Дриза

 photo IMG_2150.jpg

Дома было энное количество идишской детской литературы - стихи Льва Квитко, стихи Якова Акима и Овсей Дриз.

Овсея Дриза многие не знают - как автора слов чудесной колыбельной, которая с лекой руки Александра Суханова исполняется всеми бардами мира - "Зелёная карета".

Спят,
Cпят мышата, спят ежата,
Медвежата,
Медвежата и ребята.
Все,
Все уснули до рассвета,
Лишь зеленая карета,
Лишь зеленая карета
Мчится, мчится в вышине,
В серебристой тишине.

Шесть коней разгоряченных
В шляпах алых и зеленых
Над землей несутся вскачь,
На запятках черный грач.
Не угнаться за каретой,
Ведь весна в карете этой,
Ведь весна в карете этой.

Спите,
Спите, спите, медвежата,
И ежата,
И ежата, и ребята.
В самый, в самый тихий ранний час
Звон подков разбудит вас,
Звон подков разбудит вас:
Только глянешь из окна -
На дворе стоит весна!

А
я с детства помню стихи про Эныка-Беныка ( Энык на идише - внучок!)

Письмо
- Энык-Бенык Колобок,
Что ты пишешь,
мой дружок?
— Письмо.
— Кому?
— Себе самому.
— Энык, что в письме твоем?
— Вот получим и прочтем!


или вот
Горячий привет

Прислала мне тётя
Печенья,
Конфет,
Варежки,
Шарф
И горячий привет.

Вот варежки,
Шарф
И конфеты
С печеньем...
Где же привет?
Я ищу с нетерпеньем.
И с чем он —
С грибами?
С капустой?
С вареньем?..

Наверное, мама
От меня его прячет,
Чтобы остыл:
Видно,
Очень горячий.


6. Русская народная книжища с иллюстрациями гениальной Мавриной

За тридевять земель

 photo IMG_2142.jpg
Содержание :
Марья Моревна
Иван-царевич и серый волк
Летучий корабль

Марья Моревна страшная и жестокая. Митя слушает с удовольствием. Это всё-таки действует на каждого - повторения - прилетел первый жених-сокол, прилетел второй жених-орел, прилетел третий жених -ворон... Тут завораживаешься и живешь в сказке сразу, и поэтому даже частокол возле дома бабы-Яги, где головы неудачливых царевичей на кольях - норма.

баба яга
Иван-царевич и серый волк традиционны, а вот Летучий корабль совсем не тот, что в мультфильме, но тоже ужасно смешной.


Там дурень идет за царской дочкой ( это совпадает), но по пути набирает команду супергероев :
Слухало с мегаухом, Скороход с ногой привязанной к спине, Стреляло - меткий перец, Объедало, Оппивало и Холодило с соломой, которая гасит любой огонь.
И этот дрим-тим всех побеждает. Под предводительством дурня.


Яркие наивные иллюстрации Мавриной очень смешные, как будто намалеванные , примитивные, такие древнерусские. Они наполнены внутренней свободой и такой народностью в лучшем смысле этого слова.
иван царевич

7. Перепевец Фрэнка Баума - Алексей Волков.

У меня была только такая книга:
 photo IMG_2141.jpg

В книге две первые повести цикла - Волшебник Изумрудного города и Урфин Джюс и его деревянные солдаты.
Последующих книг я не читала, кроме заключительной - Желтого тумана. Книга чудесно иллюстрирована Л.Владимирским и я не воспринимаю альтернативных изображений героев.

элли

Особенно меня удивил американский мюзикл с молодой Дайаной Росс и Майклом Джексоном.

Пересказ Волковым "Волшебника из страны Оз" на мой взгляд хорошая штука. Волков отнюдь не Толстой, и его пересказ не сделал из плоской сказки Пиноккио чудесного Буратино. Но! Оз придумал отличный сюжет, а Волков добавил эмоций, очеловечил сказку, дал ей мораль, сделал персонажей более яркими.

Вчера решила почитать про модный у детей и подростков цикл фэнтези-романов "Часодеи". Поняла, что книжки увлекательные и плохие, бездарные. Что там приключения есть, придуман альтернативный мир, а герои - почти безликие тени. Еще раз преклонилась перед Джоан Роулинг, Гарри Поттер это гениальная штука.


8. Милая сельская пастораль про внучека Ваню с чудесными иллюстрациями
 photo IMG_2140.jpg
Любовь Воронкова более известна как автор повести "Девочка из города". Однако у меня была только вот эта. Про доброго и скромного малыша Ваню, который живет у бабушки в деревне.

Милые иллюстрации Эрика Булатора и Олега Васильева
внучек ваня

Когда я выписывала журнал "Пионер" ( хехе!), Любовь Воронкова публиковала там свои исторические романы про Александра Македонского и персидского царя Кира.


9. Толстенный советский Маршак.
 photo IMG_2139.jpg

Мне кажется Маршак у меня лезет из подкорки:

Пришел из школы ученик
И запер в ящик свой дневник
Где твой дневник? - спросила мать
Пришлось дневник ей показать...


Учитель задал мне вопрос:
Где расположен Канин нос?
А я не знал который Канин,
И указал на свой и Ванин...


А также выражение полтора землекопа, употребляемое нами в случае когда надо описать " малонарода" - оно происходит из стихотворения Самуила Яковлевича про землекопа и 2/3 !

С моими любимыми кусками Митя уже и так знаком :

Из Кошкиного дома :
- Ты с ума сошла коза,
Бьешь десяткою туза?

- Слышь-ко , дурень, перестань
Жрать соседскую герань

- Ты попробуй, вон как вкусно!
Будто лист жуешь капустный!

Из Петрушки Иностранца:

- Я сегодня инвалид,
У меня живот болит!

-Дождик, дождик, перестань,
Я поеду в Аристань!

-Бульон, бутерброд, консомэ!
Мы по-русски не понимэ!

-Коленкор, сатин, радамэ!
Мы по-русски не понимэ!

-Ани-бани - три конторы,
Сахер-махер-помидоры!


10.Антисосветский, замученный Советами, Даниил Хармс

 photo IMG_2157.jpg

Я здесь не буду цитировать его смешные стихи и прозу. Даже не вспомню про абсурдистские пьесы.

Я просто процитирую книгу Марины Дурново " Мой муж Даниил Хармс"
Вот любовные стишки Хармса жене, которую он звал Фефюлинькой

Хорошая песенька про Фефюлю}
1.
Хоть ростом ты и не высока
Зато изящна как осока.
Припев:
Эх, рямонт, рямонт, рямонт!
Первако'кин и кине'б!
2.
Твой лик бровями оторочен.
Но ты для нас казиста очень.
Припев:
Эх, рямонт, рямонт, рямонт!
Первако'кин и кине'б!
3.
И ваши пальчики-колбашки
Приятней нам, чем у Латашки.
Припев:
Эх, рямонт, рямонт, рямонт!
Первако'кин и кине'б!
4.
Мы любим Вас и Ваши ушки.
Мы приноровлены друг к дружке.
Припев:
Эх, рямонт, рямонт, рямонт!
Первако'кин и кине'б!


А вот и кое-что очень странное и грустное про их семейную жизнь:

Нет, я не могла бы прожить с ним всю свою жизнь.
Я в конце концов устала от всех этих непонятных мне штук. От всех его бесконечных увлечений, романов, когда он сходился буквально со всеми женщинами, которых знал. Это было, я думаю, даже как-то бессмысленно, ненормально.
А с меня довольно было уже пяти или шести его романов, чтобы я стала отдаляться от него.
Он был не просто верующий, а очень верующий, и ни на какую жестокость, ни на какой жестокий поступок не был способен.
У нас уже были такие отношения, что когда я, например, возвращалась с работы, я не сразу входила, — я приходила и стучалась в дверь. Я просто знала, что у него там кто-то есть, и чтобы не устраивать скандал, раньше чем войти стучала.
Он отвечал:
— Подожди минут десять…
Или:
— Приди минут через пятнадцать.
Я говорила:
— Хорошо, я пойду что-нибудь куплю…
У меня уже не было ни сильного чувства, ни даже жалости к себе.



Он был, я бы сказала, вкоренен во всё немецкое, в немецкую культуру. Всё то, что немецкое, ему очень нравилось.
По-немецки говорил идеально.
Иногда он усаживал меня и читал мне стихи на немецком. Гёте и других. И хотя я не знала немецкого, я слушала их с удовольствием, он мне тут же пояснял.
Помню, как он переводил с немецкого «Плиха и Плюха» Вильгельма Буша. С большим увлечением.
В доме было довольно много немецких книг, в его собственной библиотеке, и он ими постоянно пользовался.
Когда он куда-нибудь шел или уезжал, он часто брал с собой Библию на немецком. Она была ему необходима.
И как склонен был ко всему немецкому, так не мог терпеть ничего французского. Ни французских авторов, ни французского языка.


И вот такая концовочка:

Даня, наверное, жил в предчувствии, что за ним могут придти. Ждал ареста. У меня, должна сознаться, этого предчувствия не было.
В один из дней Даня был особенно нервный.
Это была суббота. Часов в десять или одиннадцать утра раздался звонок в квартиру. Мы вздрогнули, потому что мы знали, что это ГПУ, и заранее предчувствовали, что сейчас произойдет что-то ужасное.
И Даня сказал мне:
— Я знаю, что это за мной…
Я говорю:
— Господи! Почему ты так решил?
Он сказал:
— Я знаю.
Мы были в этой нашей комнатушке как в тюрьме, ничего не могли сделать.
Я пошла открывать дверь.
На лестнице стояли три маленьких странных типа.
Они искали его.
Я сказала, кажется:
— Он пошел за хлебом.
Они сказали:
— Хорошо. Мы его подождем.
Я вернулась в комнату, говорю:
— Я не знаю, что делать…
Мы выглянули в окно. Внизу стоял автомобиль. И у нас не было сомнений, что это за ним.
Пришлось открыть дверь. Они сейчас же грубо, страшно грубо ворвались и схватили его. И стали уводить.
Я говорю:
— Берите меня, меня! Меня тоже берите.
Они сказали:
— Ну пусть, пусть она идет.
Он дрожал. Это было совершенно ужасно.
Под конвоем мы спустились по лестнице.
Они пихнули его в машину. Потом затолкнули меня.
Мы оба тряслись. Это был кошмар.
Мы доехали до Большого Дома. Они оставили автомобиль не у самого подъезда, а поодаль от него, чтобы люди не видели, что его ведут. И надо было пройти еще сколько-то шагов. Они крепко-крепко держали Даню, но в то же время делали вид, что он идет сам.
Мы вошли в какую-то приемную. Тут двое его рванули, и я осталась одна.
Мы только успели посмотреть друг на друга.
Больше я его никогда не видела.
kislaya: (Нюша читает книжку)
А вот и та самая книга, за которой я и полезла в родительские закрома. Вернее не совсем та.
Та была "Слово о словах" и "ты и твое имя". А это "Ты и твое имя! и "Имя дома твоего".
Автор Лев Успенский
 photo IMG_2118.jpg
Именно в "Слове о словах" люди узнают, что
Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокрёнка.

И также про товарища Иванова, который приехал в Англию, записался как Ivanov, его обозвали господином Айвеноу. Он удивился, но послушно переписал карточку гостя на - Aivenou. Обескураженный коридорный поприветствовал его как мистера Эйвену. Иванов снова переписал карточку - Eivenu. Когда он утром встретил коридорного, тот подавленно прошептал - доброе утро, господин... Ивэнью?

А кусок про выбор смешного обсирального имени Акакия Акакиевича из Гоголя стал мне известен сильно раньше собственно Гоголя:

"...родился Акакий Акакиевич против ночи, если только не изменяет память, на 23 марта... Родильнице предоставили на выбор любое из трех [имен], какое она хочет выбрать: Мокия, Соссия или назвать ребенка во имя мученика Хоздазата.
"Нет, -- подумала покойница, -- имена-то все такие".
Чтобы угодить ей, развернули календарь в другом месте; вышли опять три имени: Трифилий, Дула и Варахасий.
- Вот это наказание, - проговорила старуха...- Пусть бы еще Варадат или Варух, а то Трифилий и Варахасий.
Еще переворотили страницу -- вышли: Павсикакий и Вахтисий. "Ну, уж я вижу, -- сказала старуха, -- что, видно, его такая судьба. Уж если так, пусть лучше будет он называться, как и отец его. Отец был Акакий, так пусть и сын будет Акакий".
Таким образом и произошел Акакий Акакиевич".


Интересно мне, отчего роженица была уж такой старухой? верно лет тридцати, не меньше...


Книга Надежды Августиновны Надеждиной
 photo IMG_2113.jpg

Там три куска - про Море - Моревизор уходит в плавание, про Природу в целом - Каждой былинке брат, и про грибы ( лесные, плесневые, дрожжи и т.д.) - Полное лукошко. Книжка школьная энциклопедия про природу, с викторинами и картинками. Но очень советская, что поделаешь.

Самая интересная часть - Моревизор. Про Море!

... Мне вспомнилось, как папа первый раз показал мне глобус. "Вот, говорит, дочка, наш земной шар. Там где коричневое, - земля, там, где голубое, - вода А я верчу глобус и отвечаю: "Почему - земной шар Надо говорить - водяной шар: голубого на нём больше". Голубого почти в два с половиной раза больше.

Моревизор - это воображаемый подводный корабль, который придумали в 5а классе средней московской школы.
Из этой книжки я узнала что Москва порт пяти морей, как посчитать возраст селедки по кольцам на чешуйке, как растет жемчуг,

Из книжки можно научиться игре "Море в комнате". Надо называть всё, что у тебя есть в комнате морского происхождения. Назовёшь правильно - тебе засчитают очко.
Йод, рыбий жир, перламутровая пуговка, губка в ванной комнате, черепаховый гребень бабушки, муфта на гагачьем пуху... Предприимчивые люди посчитали даже кроличью шубу под котика :)

А как вам такая Игра угадайка:
1. Какое море самое солёное? ( Красное)
2. Какое море самое тёплое? ( Красное)
3. Какое море самое глубокое? ( Саргасово)
4. Какое море самое мелкое? ( Азовское)
5. Какое море самое синее? ( Средиземное, оно же самое бедное рыбами- в синей воде мало планктона)
6. У кого оба глаза на одном боку? - это все знают :)
7. У кого рот на брюхе? - дальше угадывайте сами!
8. У кого зубы в желудке?
9. У кого желудок в ногах?
10. У кого одна нога дом перевозит?
11. Кто сам себе строит ловушку?
12. Верно ли говорят: ревёт как белуга?
13. Какая птица высиживает яйцо на весу?
14. Какая птица за два года одно яйцо снесёт?
15. Какой червь может поспорить с китом?
16. Какой финик камень точит?
17. Какая лисица хвостом рыбу глушит?
18. Какой заяц не бегает?
19. Какая собака не лает?
20. Какая рыба гнездо вьёт?
21. Какой жёлудь на дубе не растёт?
22. Кто плывёт хвостом вперёд?
23. Кто краснеет, увидев обед?
24. Кто одной ноздрёй дышит?
25. Кто клыками дно пашет?
26. Кто летает, а не птица?
27. Кто ездит по морю на акуле?


3. Игорь Акимушкин. Серия Мир животных.

У меня только две книги, про насекомых и про птиц. Обе потрясающе интересные. Поэтому я знаю так много про насекомых и птиц:)

 photo IMG_2123.jpg

В школе учили зубодробительно скучную классификацию животного мира - а Акимушкин так здоров рассказал про все эти семейства! В книгах приведено много разнообразных фактов из жизни птиц и рыб, прекрасные иллюстрации, фотографии, забавные истории и предания, случаи из жизни и заметки наблюдателя-натуралиста.
Насекомые нарисованы столь очеловеченными, что я так и представляю себе колорадских жуков, путешествуюших в полосатых визитках с саквояжами в котелках:)

 photo IMG_2124.jpg

Птицы тоже комичные
 photo IMG_2144.jpg

Очередная книга о животных тоже попадет в эту категорию.
Виталий Бианки
 photo IMG_2129.jpg
После Бианки я даже могу отличить хохлатую чомгу от обыкновенной утки на Кисегаче!

А также я хорошо помню этот хоррор - как Комар увидел Росянку-Комариную смерть. Бианки описывает это практически порнографически-сладострастно.
Никого на болоте нет, только мох кругом, а во мху малая Травинка растет.
Спустился Комар на болото, сел на Травинку.
Спрашивает Травинку:
- Уж не ты ли Росянка - Комариная Смерть?
Отвечает Травинка сладким голоском:
- Погляди, Комар, на мои цветочки.
Поглядел Комар на цветочки. Белые цветочки в зеленых колокольчиках. Солнце за тучку, - цветочки в колокольчики. Солнце из тучки, - и цветочки выглянут.
Говорит Комар Травинке:
- Хороши у тебя цветочки! А не видала ты Росянки - Комариной Смерти?
Говорит Травинка сладким-пресладким голоском:
- Погляди, Комар, на мой колосок...
Поглядел Комар на колосок.
Колосок прямой, зеленый, стройненький.
Говорит Комар Травинке:
- Ничего себе колосок. А не слыхала ты про Росянку - Комариную Смерть?
Говорит Травинка приторным голоском:
- Погляди, Комар, на мои листочки!
Поглядел Комар на листочки. Круглые листочки лежат на земле, по краям их частые булавочки, на булавочках медвяная роса капельками.
Как увидел Комар те капельки, - сразу пить захотел. Слетел на листок, опустил в каплю носок, стал росу медвяную пить.
Летела мимо Стрекоза, увидала Комара на листке и говорит:
- Попался Комар Росянке!
Хотел Комар крыльями взмахнуть, - крылья к листку пристали; хотел ногами шагнуть, - ноги увязли; хотел нос вытащить, - нос прилип!
Изогнулись гибкие булавочки, вонзились в комариное тело, прижали Комара к листку, - и выпила Росянка комариную кровь, как пил Комар кровь звериную, птичью и человечью.
Тут Комару и смерть пришла.


И очень хочу порекомендовать вам мультик Муравьишка Эдуарда Назарова по рассказу Бианки " Как муравьишка домой добирался" ( ну вдруг кто не видел?)



О первобытных людях тоже сюда же.

Про доисторического мальчика я уже домой принесла
Приключения доисторического мальчика Э.д`Эрвильи

 photo IMG_2103.jpg

а книжку Рони "Борьба за огонь" и "Пещерный лев" - пока отложила у родителей, она на читателя постарше.

Доисторический мальчик по имени Крэк живет в пещере. Это увлекательная приключенческая книжка, где описан быт, орудия, занятия людей в каменном веке. При этом люди наделены качествами вполне себе исторических людей - добротой, благородством, великодушием.



Снова книжка про Море.
Станислав Сахарнов. По морям вокруг земли

 photo IMG_2136.jpg


Это - детская морская энциклопедия. Вы вместе с автором совершаете кругосветное путешествие по морям. Каждая глава - отдельное море. Про каждое дается дается общая географическая информация (где расположено, соленость, прозрачность, глубина, крупные порты), кто по этому морю плавал (рассказы о знаменитых путешественниках) и кто в этих морях живет. Ну а также много полезной информации о типах и устройстве кораблей, как ориентироваться на море и предсказывать погоду.

Книжка очень хорошо издана, энциклопедически. очень белая плотная бумага, картонные вклейки картинок, суперобложка...

Это всё изложено простым понятным языком. Каждый раздел сопровождается "морскими байками", словарем морских терминов, загадками, викторинами, а также воспоминаниями автора о его юности, когда он учился в военно-морском училище. В книге много рисунков, фотографий и карикатур.

Из этой книги я узнала про азбуку морзе и основные флаговые сигналы, про всяких диковинных рыб и устройство корабля - кубрик, полубак, кают-компанию. Можно поучиться вязать морские узлы, можно узнать как Колумб случайно открыл Америку вместо Индии...

Книга безусловно устарела политически и технически. Но это прекрасная - добротная, подробная и отлично написанная детская околонаучная книга.

Снова про животных. Эрнест Сетон-Томпсон

 photo IMG_2132.jpg
Эрнест Сетон-Томпсон - канадско-американский писатель-анималист, один из основателей движения скаутов в США, между прочим!

Сетон-Томпсон разработал воспитательную систему «Пионеринг», связанную с играми и бытом на природе. Он назвал её так в честь знаменитого романа Ф. Купера «Пионеры», рассказывающем о жизни первых поселенцев в Северной Америке. Пионеринг (первопроходчество) — выживание среди дикой природы, маскировка, тактические игры, походы, строительство переправ и навесов.

Тут хочется сразу порекомендовать посмотреть фильм "Королевство Полной луны"

Писатель подолгу жил в лесах и прериях. Написал около 40 книг, главным образом о животных, став зачинателем жанра литературной анималистики.

Мой любимый кусок про кошку по имени...

...Однажды Японец Мали ( торговец ворованными кошками и собаками) отважился представить одну кошку на великосветскую выставку общества Никербокер, руководясь тремя довольно-таки смутными целями: во-первых, для удовлетворения своего самолюбия; во-вторых, ради дарового входа на выставку; а в-третьих, «надо, знаете ли, присматриваться к дорогим кошкам, если уж занимаешься кошачьим делом». Но выставка была великосветская, и жалкая ангорская полукровка была отвергнута с негодованием.

Единственными интересными для Японца газетными столбцами были те, где помещались объявления о пропаже и находке собак и кошек. Однажды он вырезал и сохранил заметку «о продаже кошек на мех». Этот клочок бумаги был пришпилен к стене лавчонки, и он заставил Японца приняться за жестокий опыт над трущобной кошкой.

Прежде всего он вымазал ее грязную шкуру особым снадобьем для уничтожения, насекомых. Затем основательно вымыл ее в теплой воде с мылом, невзирая на вопли, когти и зубы. Киска была в ярости. Но когда она стала подсыхать, шерсть ее распушилась, сделалась необыкновенно чистой и мягкой. Японец и его помощник были очень довольны своим опытом. Впрочем, это было только начало: самый опыт еще предстоял впереди. «Для улучшения меха успешнейшим средством является обилие маслянистой пищи и постоянное пребывание на холодном воздухе» — гласила газетная заметка.

Зима была уже на носу, и Японец Мали выставил клетку киски во двор, защитив ее только от дождя и ветра. Он принялся кормить ее сколько влезет жмыхами и рыбьими головами.

Через неделю уже наступила заметная перемена. Кошка с каждым днем становилась сытее и пушистее; ей нечего было делать, как только набираться жиру и ухаживать за своей шерстью. Клетка содержалась в чистоте, и так как природа, откликаясь на холодную погоду и маслянистую пищу, делала кошачью шубку с каждым днем все пышнее и блестящее, к половине зимы трущобная киска превратилась в кошку редкостной красоты, с чудесной, пушистой шерстью, разрисованной прекрасными полосами.

Японец был очень доволен результатом опыта и возмечтал о небывалой славе. Почему бы не послать киску на приближающуюся выставку? Но после прошлогодней неудачи он стал осторожнее.
— Видишь ли, Сэмми, — сказал он негру, — предлагать ее как бродячую кошку не годится. Но мы умаслим Никербокеров. Прежде всего необходимо хорошее имя. Ты понимаешь сам, что здесь нужно что-нибудь «королевское», — ничем так не проймешь Никербокеров, как чем-либо «королевским». Что ты скажешь, например, о Королевском Дике или Королевском Сэме? Однако постой, это все мужские имена. Скажи-ка, Сэмми, как звали тот остров, где ты родился?
— Остров Аналостан был моей родиной, сэр.
— Здорово! Королевская Аналостанка, черт возьми! Единственная Королевская Аналостанка с аттестатом на всей выставке. Умора, да и только!
И оба захохотали во все горло.
— Придется только заготовить аттестат.
И друзья принялись за сочинение подробной поддельной родословной.


Сетона-Томпсона я купила Мите новую книжку. Но решила, что новую- подарю, а Митя пусть читает мою, на желтоватой бумаге, мелкий шрифт... Мою, родную.

Сюда же пойдут попопзже Джеральд Дарелл, Борис Житков (про животных), книга "Что из чего", "Необыкновенный консилиум"( про медицину), "Какого цвета радуга" ( про изобразительное искусство) и куча других...
kislaya: (Нюша читает книжку)
Много лет обещаю себе подойти к своему шкафу , там, у родителей , на площади Революции и написать про все свои любимые детские книжки, впитанные когда-то и составившие ту платформу, на которой я стою и живу.

Ну что, сходила к родителям, притащила часть книг, отфотографировала переплеты, буду излагать.
Начинаем со сказок.


1. Эстетские сказки Оскара Уайльда.
Я не знала еще тех пьес, того утонченного остроумия, коим пленит меня Оскар У., а уже была влюблена в его странные, страшные, философские, изысканные сказки.
 photo IMG_2101.jpg


Содержание:
Счастливый принц
Соловей и роза
Великан-эгоист
Преданный друг
Замечательная ракета
День рождения Инфанты
Мальчик звезда

Рисунки Ники Гольц

 photo IMG_2102.jpg

Я ж тут надысь была в музее Прадо и внимательно рассмотрела инфант.
Ровно так они и выглядели, явно Уайльд, а за ним и Ника Гольц вдохновлялись Менинами.

...Но всех грациознее была Инфанта и всех изящнее одета, хотя мода тогда была довольно стеснительной. Ее платье было из серого атласа, юбка и рукава-буфы богато расшиты серебром, а тугой корсаж -- мелким жемчугом. Когда она шла, из-под платья выглядывали крохотные туфельки с пышными розовыми бантами. Большой газовый веер Инфанты тоже был розовый с жемчугом, а в ее волосах, которые, как венчик из тусклого золота, обрамляли ее бледное личико, красовалась дивная белая роза.

Фильм "Мальчик-звезда" с волшебно красивым Пашей Чернышевым в главной роли меня тоже заколдовал в детстве. Я про него вам писала раньше тут:

http://kislaya.livejournal.com/225439.html

2. Итальянские народные сказки
 photo IMG_2105.jpg
Моя любимая сказка например - "Мудрая Катерина"

Краткое содержание.


В Палермо у богатого купца родилась необычайно умная дочь. Отец построил ей школу, где она стала преподавать всем, кто хотел учиться. Была она так же демократична как и умна, и как то раз принц Палермо получил от нее плеткой с гвоздями на концах (!), за то, что не выучил урока.
Принц обиделся и женился на ней. После свадьбы стал настаивать, чтобы она повинилась в той пощечине, Катерина была непреклонна и раскаиваться не стала. Принц заточил ее в подземелье. Катерина проковыряла косточкой от корсета щелочку на между камней ( вот кем вдохновлялась пани Иоанна в романе "Что сказал покойник") и связалась со своим отцом. Принц регулярно спрашивал свою узницу, не переменила ли она своего решения, и не хочет ли просить прошения. Катерина ж была гордой и насмешливой, виниться отказывалась.
Тогда принц уехал развеяться в Венецию. Катерина быстренько выбралась из подземелья, нашила нарядных платьев, наняла корабль и уже через неделю дефилировала перед очами принца на балконе дома напротив его покоев.
О, как эта женщина похожа на мою Катерину! - подумал сообразительный принц. Через неделю они поженились, а через 9 месяцев жена родила ему девочку Венецию. Принц решил поехать в Геную. Катерина прибыла туда раньше его и стала прогуливаться в новых туалетах. Догадливый принц заметил, что красавица похожа и на венецианскую жену и на Катерину! Что ж, влюбился опять, снова поженились, скоро родился мальчик Генуя! После этого принц едет в Неаполь, Катерина за ним - он опять удивляется сколько в мире похожих женщин, они женятся и рожают сына Неаполя.
После всего этого принц вернулся в Палермо, удостоверился, что Катерина сидит в подвале (а она и тут успела вперед него) и по прежнему не раскаивается ! Что ж, тогда он решил жениться на ... английской принцессе. А на свадьбу - вообразите - пришла разнаряженная Катерина, которая выбралась из подвала, да не одна, а со своими тремя детьми и сказала громко при всех - "Генуя, Венеция и Неаполь, поцелуйте руку вашего отца! "
Тут все начали смеяться, а пораженный принц понял, как он был неправ и стал жить с Мудрой Катериной и всеми их детьми.


3. Английские народные сказки
 photo IMG_2166.jpg

Английские сказки наполнены очаровательным английским юмором.
Моя любимая Том-тит-тот.
Эту я пересказывать не буду, но процитирую ее начало, уморительно смешное:

Жила на свете женщина. Испекла она как-то пять паштетов, а когда вынули их из духовки, корочка оказалась такой перепеченной, такой твердой, что не разгрызешь ее. Вот она и говорит своей дочке:
- Поставь-ка, доченька, паштеты вон на ту полку! Пусть полежат себе там немножко, может еще подойдут.
Она хотела сказать, что корочка у паштетов станет помягче.
А девушка подумала: "Что ж, если еще подойдут, так эти я сейчас съем", - и принялась уплетать паштеты за обе щеки. Все дочиста съела, ничего не оставила.
Вот пришло время ужинать, мать и говорит дочке:
- Пойди-ка, принеси один паштет! Я думаю, они уже подошли.
Девушка пошла на кухню, но не увидела там никаких паштетов, а только пустую посуду.Вернулась она назад и говорит:
- Не подошли еще.
- Ни один? - спрашивает мать.
- Ни один, - отвечает дочка.
- Ну, подошли ли, нет ли, - говорит мать, - все равно один съедим за ужином.
- Как так съедим? - удивилась девушка. - Да ведь они еще не подошли!- Какие ни есть, все равно съедим, - говорит женщина. - Поди принеси самый лучший
.- Ни лучших, ни худших нету, - говорит девушка. - Какие были, я все съела. Значит, и взять их неоткуда, пока еще не подойдут...


Еще в мягких обложках у меня были скандинавские сказки - но я пока их не нашла.
4. Французские народные сказки
 photo IMG_2165.jpg
Эти в твердом переплете и от этого я помню даже шероховатость тканой обложки.
Сказки полны инцестами, абортами, детоубийством, пытками и прочим.

Вот к примеру сказка "Дочь Испанского короля".

Испанский король после смерти жены влюбился в свою дочь и собрался на ней жениться. Бедняжка задавала ему трудные задания - де, найди мне платье звёздного цвета, платье лунного цвета, платье солнечного цвета. Сладострастный папаша все нашел. Пришлось принцессе бежать, сложив все туалеты в корзинку.
Долго шла, пришла в неведомые земли, нанялась пасти свиней. Но как-то примерила в лесу платье звездного цвета - опа, едет местный сеньор. Потом точно также заставал он красавицу за примеркой лунного и солнечного платьев. Начал искать он таинственную красавицу. А ему сватают дочек соседского помещика.
Сеньор переоделся немощной нищенкой, да и лег картинно помирать под лестницей. Попросил, чтобы ему приносили благотворительный бульон добрые окрестные девушки - в первую очередь три сестры (те, которые хотели за него замуж). Нищенка так стонала, что выведала у всех трех потенциальных невест, что одна уморила своего ребеночка от садовника, нажитого вне брака, вторая уморила уже двух детишек, третья - трех.
Сеньор несколько офигел, и попросил, чтобы теперь бульон принесла свинопаска. При ней нищенка принялась предсмертно стонать и выведывать, нет ли и у нее внебрачных детишек.
- Ах, что вы! - произнесла девушка, - я всего лишь дочка испанского короля, которая бежала от преступной любви своего отца, а теперь вот свиней пасу...

Ну что , сеньор трех лживых сестёр отхлестал плеткой (с гвоздями, ясное дело) за то, что они детей своих уморили, а на хорошей дочке испанского короля прямо взял и женился.


Хорошая какая сказка! помню я мечтала о платье звездного, лунного и солнечного цветов! А всех этих кровосмешений и детоубийств я и не замечала, вернее считала вполне нормальными такие перипетии.

5. Немецких народных сказок у меня не было, их заменяли мрачные и жестокие сказочники братья Гримм
 photo IMG_2171.jpg
Помню, как была поражена, тем что мачеху и злых сестриц в Золушке заставили плясать в железных башмаках, которые до этого докрасна раскалили на печке. У мирного Шарля Перро ничего такого не было!

Я сейчас безошибочно нашла в увесистом томе братьев Гримм, где порядка двухсот сказок, ту самую сказку, которая произвела на меня неизгладимое впечатление в мои семь лет .

Старый дед и внучек.

Жил некогда на свете дряхлый-предряхлый старичок; зрение у него слабело, и слух тоже, и ноги ступали нетвердо. Сидя за столом, он едва мог держать ложку в руках, расплескивал суп по скатерти, да случалось иногда, что суп у него и изо рта капал на стол.

Его сыну и невестке было противно смотреть на старика, и потому-то старый дед должен был наконец переселиться из-за стола в особый уголок за печкой, где ему стали давать кушанье в небольшой глиняной мисочке, да и то не вдоволь.

Тогда он с грустью стал из своего уголка поглядывать на стол, и глаза его бывали влажны от слез.

Случилось однажды, что его слабые, дрожащие руки не смогли удержать и глиняной мисочки - она упала на пол и разбилась.

Молодая невестка стала его бранить, а он не отвечал ей ни слова и все только вздыхал.

Взамен глиняной мисочки они купили старику деревянную чашку за пару геллеров.

Вот и сидели они так-то, и видят, что маленький четырехлетний сын их, сидя на полу, сколачивает какие-то четыре дощечки.

"Ты что это там делаешь?" - спросил его отец. "Я сколачиваю корытце, - отвечал ребенок, - из того корытца стану кормить батюшку с матушкой, когда вырасту."

Тогда муж и жена поглядели друг на друга, расплакались, тотчас же опять пересадили старого деда к себе за стол и уж постоянно обедали с ним вместе, не говоря ему ни слова даже и тогда, когда он что-нибудь проливал на скатерть.

Я плакала тогда и плачу сейчас...

6. Тоже немецкие сказки - с восточным привкусом - Вильгельм Гауф
 photo IMG_2161.jpg
Вильгельм Гауф между прочим умер в 24 (!) года, оставив после себя нам в наследство причудливый мир своих сказок - таинственных, волшебных и очень пессимистических:
Караван
История о калифе-аисте ( это там где забыли главное волшебное слово МУТАБОР
История о корабле-призраке
История об отрубленной руке ( жуткая!)
Спасение Фатимы
История о маленьком Муке
История о мнимом принце

Александрийский шейх и его невольники
Карлик Нос ( очень я люблю полнометражный мультик этот)
Как обезьяну принимали за человека
История Альманзора
Трактир в Шпессарте
Рассказ о гульдене с оленем
Холодное сердце ( как хороший парень Петер Мунк отдал своё горячее сердце)
Приключения Саида
Пещера Стинфолла. Шотландская сага


7. Несоветские сказки советского писателя Каверина, автора бессмертных "Двух капитанов".
Для среднего школьного возраста.
 photo IMG_2120.jpg

Песочные часы ( каждый вечер злой учитель вставал с ног на голову, как песочные часы и пересыпал песок. И просыпался добрым и хорошим... А к вечеру опять злел!
Много хороших людей и один завистник
О Мите и Маше, о веселом трубочисте и о мастере золотые руки
Легкие шаги
Летающий мальчик
Немухинские музыканты ( по этой сказке есть хороший фильм, но я его не видела)

Всех козырных девочек в сказках Каверина кстати звали Танями!
Таня танцует!

 photo IMG_2122.jpg

Узнала, что есть поздняя ( 1981) волшебная сказка Каверина, которую я не читала, "Верлиока", страшная и загадочная. Надо бы прочесть.

8. Путешествие Нильса с дикими гусями.

Сельма Лагерлёф, к слову, целая нобелевская лауреатка за

Сказка про Нильса вначале задумывалась как учебное пособие о Швеции, её географии и истории, легендах и культурных традициях.
Нильс Хольгерссон обычный мальчик. Он дразнил эльфа, и тот его заколодовал, прекратил в мальчика- с пальчик. Вместе со стаей гусей, ведомой старой мудрой Аккой Кебнекайзе, на спине гуся Мартина Нильс путешествует по всей Швеции.
Каждая глава книги представляет читателю какое-нибудь историческое место, связанное с народным скандинавским преданием.
У Нильса не только огромное путешествие, это воспитание его личности. Благодаря встречам и событиям во время путешествия в Нильсе просыпается доброта, он начинает волноваться о чужих несчастьях, радоваться успехам другого, переживать чужую судьбу, как свою. В мальчике появляется способность сопереживать, без которой человек — не человек.

 photo IMG_2119.jpg

А изо всех чудесных мест, где побывал Нильс, мне больше всего запомнился город Винета, который скрыт под водой и только на один день в году поднимается на поверхность, так как на него наложено заклятье.

Просто Китеж град!

 photo IMG_2121.jpg

Про Винету сложено множество легенд.

в Средние века на побережье Балтийского моря (недалеко от острова Волин) на месте впадения реки Одер в море находился крупный город-порт Винета. Он занесен во все энциклопедии мира, но известно о нем крайне мало. Винета была торговым центром и самым крупным городом на севере Европы, как после неё ганзейские города Гамбург, Бремен и Любек.

Некоторые исследователи описывают Винету как северо-европейскую Атлантиду, роскошный богатый город с красивыми домами и довольными жителями. Известный средневековый немецкий географ Адам Бременский называл Винету "Юмна" и описывал её так: «Город полон товарами всех народов Севера. Он больше и красивее любого другого города в Европе. Винета наводнена варварами, греками, славянами и саксами. Моряков, торговцев, ремесленников — всех ждет здесь гостеприимный прием. Но только если они не исповедывают христианства. Потому что все здесь в заблуждении и поклоняются языческим идолам».

Винета разрушена датчанами в 1159 году. Возможно завоеватели открыли дамбы и затопили Винету.

Очень было бы хорошо отрыть хоть один город призрак...

9. Сказки Киплинга, про которые так здорово напомнила Рикки-т-Тави тут :

http://rikki-t-tavi.livejournal.com/1679802.html

Кстати, советую почитать все посты Рикки по тэгу "записки преподавателя", они один другого интереснее.

 photo IMG_2133.jpg

Содержание
Откуда у кита такая глотка
Отчего у верблюда горб
Откуда у носорога шкура ( от этой сказки очень хочется чесаться!)
Слонёнок ( ну, эту все знают)
Откуда взялись броненосцы
Как было написано первое письмо ( про него юзер Рикки и писала в своем посте про иероглифическое письмо)
Кошка которая гуляла сама по себе
Мотылёк который топнул ногой
Рикки-Тикки-Тави


Иллюстрации к Рикки-Тикии-Тави сформировали мое представление о мангустах как о таких хвостатых хорьках, горизонтальных белках. Когда я увидела ближневосточных мангустов - египетских, ихнемвонов - была поражена. Они же с мелкую собаку или крупную кошку, большие и мохнатые зверюги, а не маленькие и юркие как белочки, только морда у них как у крысы, !

Моё самое любимое в книге сказок Киплинга - это песня про далекую Амазонку.

К слову, если бы я была Киплингом, мне бы льстило, что детские мои сказки перевели две гения
русской детской словесности - прозу Чуковский, а стихи- Маршак.


10. Сказки Бориса Заходера
 photo IMG_2125.jpg

Сказки проиллюстрированы Геннадием Калиновским, гениальным иллюстратором Мэри Поппинс и Алисы (как раз в Заходеровском переводе).

Содержание

Русачок
Серая Звездочка
История Гусеницы
Почему рыбы молчат
Ма-Тари-Кари
Отшельник и Роза


Моя самая любимая история это Ма-Тари-Кари!
Это просто киплинговская история про птичку, которая чистила зубы крокодилу, выедая червячков! и совсем не боялась ходить по его страшной пасти.

11. Сказки Андерсена. Их у меня множество, с самыми разными иллюстрациями.
Покажу тут две самых красивых версии:
 photo IMG_2145.jpg

Болгарское издание Народна Младеж большого формата с фантастическими иллюстрациями итальянского рисовальщика Джанни Бенвенути (Benvenuti):

 photo IMG_2146.jpg
Это не Снежная Королева, это мечта!

И маленький пухлый томик ин кварто с иллюстрациями Трауготов.

 photo IMG_2134.jpg
Как известно, Карл Маркс и Фридрих Энгельс не муж и жена, а четыре разных человека, равно и Г.А.В.Траугот - это отец и два сына!

Трауготы просто созданы, чтобы отрисовывать и акварелью заполнять нежных пастушек и чистеньких трубочистов, грациозных балерин и ярких китайских императоров:

 photo IMG_2135.jpg

Моя любимая и самая грустная - про замерзающую босую девочку со спичками, которая в Рождество, в самый сочельник отправилась в рай, к младенцу Христу и бабушке.

12. Хватит сентиментальности, надвигаются ироничные северяне! Предвестники Петсона и Финдуса
 photo IMG_2131.jpg

В этом сборнике были три чудесных перевода:
Люди и разбойники из Кардамона ( маленького чудаковатого городка, где пекут кардамоновые пряники)
автор Турбьёрн Эгнер.
"Тутта Карлссон, Первая и единственная и Людвиг Четырнадцатый" Яна Экхольма (в книге скоращенный пересказ, сама сказка гораздо длиннее и подробнее). По этой книжке есть отличный детский советский фильм "Рыжий, честный, влюбленный". Там две маленькие сестры Кутеповы играют.

И конечно повесть - Шляпа Волшебника Туве Янссон, первый привет из страны Муми-Троллей.

Я купила Мите и огромную книжищу "Все о Муми-троллях", но ее неудобно читать, честно говоря.

13. Мой Буратино
 photo IMG_2147.jpg

Я в детстве отчетливо больше любила Пиноккио ( о, какая прекрасная красочная книга Пиноккион была у меня, еще не притащила), но сейчас я вижу насколько сильный текст у Толстого.


Ну, мои дорогие детишечки, вы довольны?
Буду продолжать!

kislaya: (Нюша читает книжку)
от дорогой Гали [livejournal.com profile] amado и не прошло и полгода!

1. Какая у вас самая любимая книга?
Дам чертову дюжину книг. Люблю число 13!
Гордость и предубеждение. Три мушкетера. Над пропастью во ржи. Дитя слова. Дар. Евгений Онегин. Опасные связи. Властелин колец. Заповедник. Убить пересмешника. Теофил Норт. Дорога уходит в даль. 12 стульев и Золотой теленок.


2. Какую книгу вы перечитывали самое большее количество раз.

Я не перечитываю только те книги , что мне не понравились. Поэтому я бесконечно перечитываю все любимые. Примерно 50 книг.


3. Книга, которую, по вашему мнению, обязан прочесть каждый.

М.Л. Гаспаров. Записи и выписки. Я ее и дарю в особых случаях



4. Какую книгу начинали читать много раз, но так и не смогли закончить?
Роберт Пенн Уоррен " Вся королевская рать"
Но я себя преодолею.

5. Книга, заменяющая вам снотворное.
Я не засыпаю "под книжечку", но для гармонии в душе я возьму Уайльда или Уайльдера :)

6. Книга, изменившая ваше мировоззрение.
Дж. Сэлинджер Над пропастью во ржи


7. Какую книгу вы любите цитировать?
Ильфа и Петрова. Довлатова. Евгений Онегин.

8. Книга, которая стала причиной моря слез?
Я ужасно переживала смерть Дамблдора. Честно. Мне очень было жаль. А Самый Последний раз я плакала над Русским романом Меира Шалева

9. Книга, которая заставила вас безудержно смеяться?
Ильф и Петров. Джером Клапка Джером. мемуары Данелии.
Но сильнее всего в своей жизни, примитивно, по животному я ржала над рассказом Веллера Лаокоон. Просто слезы лились

10. Книга, которую читали всю ночь напролет и не могли остановиться.
Акунин. Пусть будет Алмазная колесница.

11. Если бы вы были режиссером, какую бы книгу решили экранизировать?
Я бы ставила пьесы. Свои любимые. Чехова, Уайльда, Бернарда Шоу. Или детективы - про мисс Марпл гениальнее не снимешь, но есть масса неэкранизированных или экранизированных бездарно. "Что сказал покойник", да! и я снялась бы сама в главной роли пани Иоанны!


12. Книга, оставившая в вашей душе неизгладимый опечаток.​
трилогия "Дорога уходит в даль" Александры Бруштейн.

13. О прочтении какой книги вы жалеете?
Я регулярно читала какое то популярное чтиво. Более-менее борзо написанное. Типа Духлесс. Есть молиться любить. Что то про Шопоголика. Одиночество в сети. Коэльо. Мураками туда же. У Анны Гавальды хоть пара стоящих повестей запомнилась. И мне очень жаль, что я читала слабые романы Акунина, прямо до слез.

14. Любимое произведение русской классики?
"Евгений Онегин" и "Герой нашего времени"

15. Любимое произведение зарубежной классики?
"Гордость и предубеждение" и "Три мушкетера"

​16. Любимая серия книг?
Я люблю красиво изданные книги в серии "лЛтературные памятники", например Алису с рисунками Тэниэла. Обожала серию Зарубежный детектив. Шедевры от ИЛ. Акунин рекомендует - серия Лекарство от скуки.

17. Какого автора вы безмерно уважаете?
Фриду Вигордову.

18. Любимый/любимые книжные персонажи?​
Остап Бендер, Эраст Петрович Фандорин, Холден Колфилд, Теофил Норт

19. Книга, которая вызывает у вас отвращение?
"Это смертное тело" Элизабет Джордж. Там весьма реалистично, долго и со смакованием описано как подростки похитили, истязали и убили двухлетнего малыша из большого молла. В голубом комбинезончике.

20. Что читаете в настоящее время?
"Тринадцатая сказка" Дианы Сеттерфилд ( бестселлер, стилизация под английский нуар, а ля Джен Эйр и Ребекку Дафны Дю Морье. - впечатлило, страшно, талантливо написано.

"мистер Норрелл и Джонатан Стрендж" Сюзанны Кларк ( бестселлер, стилизация - языком Остен про Магов и Маглов) - в восторге, длинно, иронично.

"Русский Роман " Меира Шалева. Это какой то Бабель и Олеша с Эрец Исроэль. Мне очень понравилось.

"Торговец кофе" Дэвид Лисс. Это роман о евреях в Амстердаме 16 века. Увлекательно и привлекательно.

Все книжки из этого пункта мне посоветовал дорогой мой друг и книгофил Алёша П. он же [livejournal.com profile] mitrey
kislaya: (Нюша читает книжку)
Недавно отвечала на вопрос - какие книги оказали на меня внимание в условные 15 лет. Такое как бы позднее отрочество и раняя юность. Я ответила, что на меня оказали влияние просто все детские и взрослые, прочитанные в детстве, книги, так как я дочь библиофила. Надо переименовать свой жж в "Дочь библиофила", это многое сразу объяснит. Так вот, наша домашняя детская и взрослая ( в т.ч. альбомы по искусству) библиотеки были столь обширны и тщательно подобраны , что исключительно они и сформировали мой внутренний мир.

Как выбирались книги в мои 15? Книги давал папа. Наример он говорил: "А давай-ка Апдайка! и до кучи Хемингуэя ( фиесту), Капоте ( завтрак у Тиффани) Хаксли ( сборник новелл), чудесную книжку про училку и американских школьников от внучки Шолома-Алейхема "Вверх по лестнице ведущей вниз", Убить пересмешника - пошли по американцам, а?"

А месяца через два - Теперь Ремарк. Ты кроме трех товарищей ничего не читала?

Или - в Юности вышел Остров Крым Аксенова, надо срочно читать!

Или - почему ты ничего из англичан не читаешь кроме Остин и Теккерея? А как же Мидлмарч, Генри Джеймс, сестры Бронте?

Мне было почти 30, когда папа и мама уехали в Израиль. Помимо внезапной необходимости самой узнавать где ЖЭК, где сберкасса, где что - больше всего меня пугало - а как я буду знать что мне читать нового? Кто даст мне вектор? Я прекрасно справлюсь с перечитыванием всего, что уже знаю и люблю ( я обожаю перечитывать), но новое то?!


Во взрослом возрасте ( после 22 допустим, то есть после 1997 года) не так много книг и авторов произвели на меня сильное впечатление. Ну что там - Акунин, Роулинг, Сорокин ( а Пелевин допустим совсем нет), Кадзуо Исигуро, Подстрочник Лилианы Лунгиной, ряд мемуаристики... Барнс, Бакли, Элис Манро...

А мир детской литературы дает мне до сих пор такой прочный базис, что сейчас, перечитывая все те же самые книги с пятилетним Митькой, я привычно и радостно вновь иду по устоявшимся цепям, тропинкам своего книжного детства.

Итак, в 15 лет я читала:
1) Довлатова. Прекрасно помню первую книжечку - прибалтийского издательства, в мягкой обложке, сборник рассказов "Чемодан" и это был новый дивный мир. Свежий, чудесный. Мрачная ирония, немногословие. Налет маргинальности, слегка грубовато и очень тонко при том.
2) Набокова. Я ушла в мир Набокова с головой, глотала его, ела его полной ложкой, написала по Набокову несколько работ, и мое выпускное и вступительные в университет сочинения были тоже набоковскими. Тема сочинений была " В поисках утраченного рая". Самое сильное впечателение на меня произвели "Другие берега", потому что там был совершенно, с невероятным реализмом описано его идеальное детство: ощущения, воспоминания, запах и вкусы.
Эта цитата вообще навсегда во мне:
Как бывало я упивался восхитительно крепким, гранатово-красным, хрустальным яйцом, уцелевшим от какой-то незапамятной Пасхи! Пожевав уголок простыни так, чтобы он хорошенько намок, я туго заворачивал в него граненое сокровище и, все еще подлизывая спеленатые его плоскости, глядел, как горящий румянец постепенно просачивается сквозь влажную ткань со все возрастающей насыщенностью рдения. Непосредственнее этого мне редко удавалось питаться красотой.

Лолита тоже была из одних Впечатливших книг. Но там стиля я почти не замечала за Сексом. В 15 лет Секс был интереснее стиля:)


3. Оскар Уайльд,и альбомы Обри Бердселя. Как Набоков своим яйцом, я упивалась изыском, модерном, пресыщенностью, сарказмом, милыми и бесполезными людьми, лордом Горингом, виньетками Бердслея и его эротическими картинками. Сюда же засуну куртуазных Маньеристов ( Степанцова, Пеленягрэ и пр.), тонкую книжечку которых я прочла в 16 лет. Стихи молодого Быкова до сих пор со мной.

Выйдешь в ночь — заблудиться не сложно,
Потому что на улице снежно,
Потому что за окнами вьюжно.
Я люблю тебя больше, чем можно,
Я люблю тебя больше, чем нежно,
Я люблю тебя больше, чем нужно.
Так люблю — и сгораю бездымно,
Без печали, без горького слова,
И надеюсь, что это взаимно,
Что само по себе и не ново.


4. Вечная классика : Чехов и Джейн Остен. Читала и перечитывала, читала и перечитывала. Тогда она писалась как ОстИн. Собрание сочинений Чехова и все романы Остин замусолены, впитаны, и лежат там, в сетчатке меня. Писать легко и просто, так будет и не прошло сотни ( почти двух сотен ) лет - будто мы современники, и жизнь воруг все та же, и людские грехи и радости все те же.

Я хотела быть как Элайза. Насмешливой, красивой, и чтобы Дарси безумно влюбился и стучал копытом. Гордость и предубеждение мой самый любимый роман о любви: длинный, неторопливый, ироничный и с хорошим концом. И огромная редкость - с безупречно привлекательной главное героиней.

"Унесенные ветром" я как и все девочки мира тоже проглотила и перечитала сто миллионов раз. Но гораздо раньше, в 10 лет. И читала мама в санатории - и я за ней. А мама в санаторий взяла только второй том. Поэтому лично я читала роман про странную изможденную женщину, которая голодает, пашет, приходит в отчаяние после какой то страшной войны, мечется и борется. Кто такое Ретт и Эшли я вообще не догоняла. И когда потом я начала сначала - я вообще не соотнесла что когда то читала эту книгу и что имя Скарлетт придумано . Думала - ну эту героиню Тоже зовут Скарлетт, мало ли Скарлетт в Бразилии! И именно поэтому больше всего я люблю начало, сборы на барбекю, выбор платья между черным кружевным, оранжевым из органди, в мелкую клеточку ( с пятном) , белым муслиновым и яблочно-зеленым тарлатановым, которое и было выбрано. Я хочу остаться в атмосфере беззаботной кокетки, девочки, флиртующей с близнецами Тарлтонами и пусть война никогда не начнется!


5. "Тайный дневник Адриана Моула". В новом году я решил - не вылавливать прыщи, ставить диски в чехлы, выгуливать пса... Наслушавшись отвратительных звуков из гостиной я также обещал себе не прикасаться к спиртному.

Ничто так не радует подростка как тайный дневник другого подростка!

6. Сэлинджер и Айрис Мердок. Другая жизнь, другие мастера пера, тончайшие душевные колебания очень странных людей.
Я прочла все что было у нас. Сэлинджера - все. На обложке книжки был мальчик известного американского художника, Портрет сына у окна. Айрис Мердок - "дитя слова", "море, море", " Под сетью" и "Черный принц". С трудом дочитывала - уж очень депрессивные концы. Но свой жж могу также озаглавить "Дитя слова".

7. Пласт французских реалистов 19 века к моим 15 годам был уже детально освоен. Мопассан, Золя и Бальзак, а ранее Дюма были выучены почти наизусть и схема Ругон-Маккаров от Эмиля Золя тщательно изучена. Всегда хотела нарисовать такую же схему по любовным и брачным связям парижской аристократии из "Человеческой комедии" Бальзака - кто с кем и когда. Растиньяк тогда-то с той а потом с этой. А Жюли дЭглемон сначала то, а потом се.

8. Флапперы. Возвращение в Брайдсхед и Ивлин Во. Сумасшедшие лорды и бедняки, растиньяки 20 века, декаданс и короткие теннисные юбки. Сюда же Саган. Про молодых девушек и секс - круто! Водить машину босиком! Сюда же Ремарк, Три товарища. Ходячее кладбище бифштексов!

9. Мемуары. Ну самый крутой и произведший впечатление - Ирина Одоевцева. Про Серебряный век от имени хорошенькой девушки с бантом читать было упоительно. Она написала легко и здорово. При всех отмеченных мною Нюансах. Живой Гумилев, Лозинский, Мандельштам, Гиппиус с Мережковским - все они вошли в меня первый раз с берегов Сены и Невы. Еще автобиографии Чаплина, Бергман, Наталии Сац, Рины Зеленой, "Алмазный мой венец" Катаева, Вертинский, книжка Эльдара Рязанова " Неподведенные итоги", Юрия Никулина, Городницкий " След в океане".

9. Хорошие советские писатели, в основном писательницы. Рассказы и повести Нагибина, книги Фриды Вигдоровой, (трилогия Бруштейн пришла раньше, около моих 10 лет), Руфи Зерновой и Иннны Гофф. С героинями двух послдених можо было себя ассоциировать более полно чем с Симором Глассом и Холденом Колфилдом.

10. Альбомы по искусству. Мой любимцы - Лукас Кранах, Надя Рушева, и Суриков! - почему? потому что его внучка Кончаловская написала про него такую гениальную книжку "Дар бесценный", что я очень люблю Сурикова с детства.

11. Американские "производственные" романы. Драйзер и Артур Хейли. Мне очень нравилось общество, где человек (как Пончик в "Незнайке на Луне") может выйти вверх.

12. Детективы. Я, кстати, после универа работала следователем, и в этом заслуга Агаты Кристи, Фи Ди Джеймс, Нейо Марш, Дика Френсиса, Рекса Стаута и Себастьяна Жапризо и конечно Конан Дойля! Акунина я кстати люблю ровно за это - увлекательная интрига и глав. герой с двух больших Г. Сюда же Иоанна Хмелевская, жизнерадостная пани Иоанна на которую я тоже хочу быть похожей. И на мисс Марпл!

13. Толкиен пришел чуть раньше, трилогия Властелин колец вышла когда мне было 13. Но Сильмариллион - как раз в 1990. И больше никакого фэнтэзи в моей жизни. Жанр этот не люблю, а Толкиен просто гениальный писатель.

Без номера - я чуть было не забыла главную свою страсть конца 80-х. Брат мне подсунул фотокопии сборников Бродского и все свое отрочество я на печатной машинке набивала все, что там было сшито весьма странным образом. Поэму Шествие, сборники" Часть речи", Новые стансы к Августе, "Уранию, " Остановку в пустыне".

Я полШествия могу процитировать наизусть. По памяти,я его с прошлого века не перечитывала.
Потом , в универе, был курс культуры речи. В том числе надо было выучить наизусть любой прозаический отрывок. Хоть речь Кони, хоть художественную литературу. Я читала наизусть Нобелевскую речь Бродского. Ну , не всю, самый выразительны отрывок :
... <искусство> вольно или невольно поощряет в человеке именно его ..индивидуальности, уникальности, отдельности - превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную - но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения.
...Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее - хотя, возможно, и не счастливее.

... для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего.

Затем я и читаю.
kislaya: (2009)
Я решила поискать то место, Райхберген, который на дедушкиной открытке с фронта.

 photo 1945 8 .jpg
Погуглила Райхберген, Рейхберген, Кант, потом все с латинской расклкдке - и нашла.

Это не Австрия, это Нижняя Силезия, тогда территория Германии, сейчас территория Польши, городишко Сосница, кусок местности Вроцлавские Каты.
Вроцлав (тогда Бреслау) был центром Силезии. С 1937 по 1945 год Сосница называлась Райхбергеном.
Именно про Нижне-Силезскую операцию начала 1945 года дедушка и писал в своих записках.

Нашла Сосницу на картах гугл, включила спутник, нашла похожую крышу, поставила человечка - вуаля! домик то еще цел! И это не замок, но хороший такой дом!

Сосновица
kislaya: (2009)
Мой дедушка, подполковник Арон Григорьевич (Гершлевич) Кислюк, военный врач-хирург, родился в 1903 году на Украине в маленьком тихом городке Мирополь на Волынщине.


 photo   _2.jpg

Он был единственным сыном у родителей, имел четырёх старших сестёр Хану, Адель (Удю), Берту и Эсфирь, наперебой заботившихся о нём.

Дедушка учился в хедере - начальной еврейской религиозной школе, но наступило другое время, и он стал молодым советским человеком. А также - забегаю вперёд - на фронте стал членом ВКП(б).

В 1919 году мой шестнадцатилетний дед начал свою трудовую деятельность секретарём волостного комитета профсоюза в г. Мирополе-на-Волыни, как было написано в его трудовой книжке. Параллельно на общественных началах он заведовал городской библиотекой. Так проявилось его пристрастие к книгам, прошедшее через всю его жизнь.

 photo 1926 .jpg

В 1923 году Арон начал учёбу в Киевской фельдшерской школе, а в 1930 году он окончил Киевскую медичную академию. Для того, чтобы поступить в вуз, в те годы требовался рабочий стаж, пролетарская закваска, и деду пришлось некоторое время работать в слесарно-инструментальной мастерской - кажется, жестянщиком.

 photo 1925 .jpg

В институте Арон встретился с моей бабушкой, Идлис Дорой ( Деборой ) Эммануиловной (Менделевной) : они учились на одном курсе, и к окончанию института они уже были женаты.

 photo   _1.jpg

Киевский мединститут в те годы был средоточием «светил» советской медицины. Институт этот в годы Великой Отечественной войны был эвакуирован в Челябинск - вот откуда тянутся корни, породившие славу челябинской медицины, и её «alma mater», именуемой ныне Челябинской государственной медицинской академией.

После окончания института родители папы очутились на тогдашней польской границе в маленькой Шепетовке.

 photo    1930-.jpg

Дора работала в лаборатории Шепетовской окружной больницы врачом-микробиологом. А Арон с 1930 по 1932 год проработав школьно-санитарным врачом г. Шепетовка и заведующим мед¬пунктом в селе Городище Шепетовского района, стал интерном- хирургом в окружной больнице.

 photo 1936_1.jpg

Окончив интернатуру в январе 1934 года, дедушка стал ординатором хирургического отделе-ния. А 22 сентября 1934 года родился мой папаша.

 photo    1935 .jpg

Шепетовка - городок, известный тем, что там родился Николай Островский, автор романа «Как закалялась сталь» и мой папа Виктор Аронович Кислюк.

Чуть больше чем через год, в приказе № 54 по Шепетовскому горздравотделу значилось: «За хорошую организацию работы с допризывниками по Шепетовскому району, за стопроцентное выполнение этой работы, ввиду чего Красная Армия получила целиком здоровых бойцов, Окрздравотдел награждает врача Кислюка патефоном».

В те годы это был действительно ценный подарок. Папаша помнит этот аппарат с детства, как его родители всю жизнь собирали граммофонные пластинки, как танцевали под этот патефон, когда приходи¬ли гости. И сейчас, в XXI веке, в нашей квартире в Челябинске и стоит эта реликвия, и я иногда заводила друзьям «старенький хрипящий патефон».

 photo _1.jpg

1 октября 1937 года деда призвали в Красную Армию. С тех пор и до конца жизни он был военным врачом. Службу нёс там же, в Шепетовке, а вернее, в пригородном селе Городище, где была расположена воинская часть и госпиталь, в котором он работал в хирургическом отделении

На старой фотографии запечатлён стенд, в нижней части которого видна надпись: «Начсостав ШВГ (Шепетовского военного госпиталя)». Семь человек в белых халатах, в том числе и мои дедушка с бабушкой, и единственный человек в командирской форме, но без халата - комиссар госпиталя Бондаренко, добрый заступник маленького папы.

Доктор Кислюк, доктор Идлис и тов. Бондаренко:

 photo 1939.jpg

Одно из самых ярких папиных детских воспоминаний: он чем- то болен и ему собираются поставить укол в попу. Витя орет изо всех сил, требует: «Позовите комиссара!».

 photo    1936.jpg

Дедушка был замечательным врачом, у нас дома есть толстая папка писем от его бывших пациентов, лечившихся в гражданской больнице и в госпитале. Эти пожелтевшие листочки, исписанные корявым почерком людей, не привыкших к письменным упражнениям, трогательные и безыскусные, на украинском и русском языках, содержат слова любви и благодарности, рассказы о своём теперешнем самочувствии и многочисленные поклоны докторам, сёстрам и санитаркам.

 photo    1935.jpg

Там же хранятся удостоверение члена Шепетовского городского совета Кислюка А.Г. и не-сколько листочков с приказами-благодарностями от администрации шепетовской больницы, а потом военного госпиталя, пропечатанных сине-фиолетовыми печатями.

 photo 1936.jpg

В августе 1939 года войска Красной Армии, «освободили» (так это тогда называлось) Западную Украину и Западную Белоруссию. Папа помнит столпотворение военных, двигавшихся через Городище, телеги с лошадьми, дедушку в привычной гимнастёрке, с портупеей через плечо и с неожиданным револьвером в кобуре на поясе. Он уехал с войсками на несколько дней в этот бескровный и быстротечный поход.
Шепетовский госпиталь:


 photo    .jpg

…В 1940 году мой дедушка, военврач III ранга Арон Григорьевич Кислюк, майор медицинской службы, начальник хирургического отделения Шепетовского военного госпиталя, был направлен на учёбу на два года в Ленинград, в Воен¬но-медицинскую академию - едва ли не лучшее учебное медицинское заведение СССР.
Хирург Кислюк в операционной:

 photo   13  1935.jpg

Учился он на кафедре госпитальной хирургии, которую возглавлял знаменитый учёный и хирург В.Н. Шамов, вскоре ставший главным хирургом Красной Армии, а потом ещё и академиком и Лауреатом Ленинской премии. Шамов выделил отца из числа слушателей и сказал ему: «Кислюк, вы хороший хирург, я оставлю вас работать на кафедре после окончания учебы.»

Шамов в нижнем ряду второй слева, с портупеей и в очках, дедушка в верхнем ряду второй слева:

 photo    1941.jpg

Тут же бабушка и маленький папа приехали весной 41 года в Ленинград, чтобы решить вопрос с жильем.
Попав из благодатных украинских краёв в пасмурный Ленинград, папа тут же простудился и долго болел. Его мечтой были две вещи: мороженое, которое не давали больному ребёнку, и катание на так называемых «американских горках» в ленинградском Центральном парке культуры и отдыха на Елагином острове. Лишь в начале лета, в воскресенье, родители торжественно повели маленького папу в ЦПКиО. Папа помнит дорожки парка, посыпанные песком, людей, молчаливо толпящихся у больших чёрных репродукторов, укреплённых на столбах.
- Война!

Практически мгновенно семья Кислюк уезжает из Ленин¬града, дедушке надо было вернуться в свою часть, в Шепетовку. На входе в городок дедушка встретил местного жителя, увидевшего человека в командирской форме, и сказавшего ему: «Дурак, куда ты идёшь? С другой стороны города уже немцы...» Арон Григорьевич развернулся и покинул Шепетовку. Он догнал госпиталь, который работал «на колёсах», оказывая непрерывную медицинскую помощь раненым и откатываясь вместе с линией фронта на восток.

В октябре 1941 года Шепетовский госпиталь прибыл в Свердловск и из относительно небольшого медицинского подразделения был переформирован в огромный госпиталь на 1500 коек. В 1942 году в госпиталь прибыл с инспекторской проверкой все тот же профессор В.Н. Шамов, главный хирург Красной Армии. Увидев Кислюка, которого он по¬мнил по учёбе в Военно-Медицинской академии, Шамов сказал ему: «Кислюк, почему вы здесь? Такие хирурги, как вы, должны быть на фронте».
Арон Григорьевич уехал на фронт.
 photo 1945.jpg
Он. служил в воинской части 24022 в хирургическом полевом передвижном госпитале ХППГ-5478. ХППГ был медицинским военным подразделением, наиболее приближенным к передовой линии фронта. Госпиталь входил в состав 21-й армии, прошедшей с боями от Ельца и Калуги до городов Райхберген и Кант в Нижней Силезии.

Райхберген, сейчас Сосница ( Польша), кружком обведен дом, где располагался госпиталь.

 photo 1945 8 .jpg
В семейном архиве сохранился листок из блокнота, где дедушкиной рукой кратко записан путь ХППГ-5478 в годы Великой Отечественной войны с того момента, когда хирург А. Г. Кислюк прибыл в действующую армию. Датирован список 9 мая 1941 года, до того дня вести дневники и записи на фронте была запрещено приказом командования.
1. Западный фронт (Смоленская область): Калуга, Бурцево... Веселуха... деревня Коноп-лянка... Досугово... Красатинка... Мерлино... Смоленск. Погрузка на станции Колодная и пе¬реезд в Калининскую область.
2. Калининский фронт (Калининская об¬ласть): Калинин, Лихославль... деревня Нику-лино...Вышний Волочок. Погрузка и переезд в Ленинград.
3. Ленинградский фронт (Ленинградская об¬ласть): Красное село, Колпино... Разлив, Рай- вола... Перкиярви, Выборг. Погрузка на станции Сянне и переезд в Эстонию.
4. Первый Белорусский фронт (на Восточную Пруссию): Сульдино-Ям, Нарва, Мариомполь... Кольвадия. Погрузка и переезд в Польшу.
5. Первый Украинский фронт (Польша): Ланцут, Кнапп, Грабки, Пимус, Заверце. Оттуда погрузка и переезд в Германию. Штальмахер, Герцеговальц, Кант, Райхберген. В ночь на 9 мая 1945 года - весть о Победе. Конец войне. А.Г. Кислюк, 9.05.45 г.»
Ещё из более поздних записей деда: «Весной 1944 года 21-ю армию, воевавшую в составе Ленинградского фронта, возглавил генерал- полковник Д. Н. Гусев. Армия тогда про шла с боями от Сестры-реки до Выборга, был сокрушён так называемый «Карельский вал» финнов (то, что историки называют «линией Маннергейма»). Затем началась борьба за Силезский промышленный район. 21-я армия охватывала этот район с севера и северо-запада. Сильный узел сопротивления - город Заверцы. Армия совершила прорыв в направлении города Глейвиц, в тыл вражеской группировки, прикрывавшей Силезию. 27 января 1945 года в Москве был салют воинам, овладевшим крупными центрами Донбровского угольного бассейна. А через день, 29 января, армия взяла города Глейвиц и Гинденбург».


 photo   1045.jpg

Дедушка на фронте вступил в ряды ВКПб чем очень гордился, как высшим проявлением доверия к нему со стороны военного руководства. Это был патриотизм в высоком смысле слова.
У нас дома в длинной шкатулке лежат награды дедушки, в том числе и полученные в действующей армии ордена Отечественной войны I
 photo 1 - .jpg
и II степени
 photo 2 - .jpg

орден Красной Звезды
 photo _4.jpg
много медалей, среди них «За боевые заслуги».
 photo medal_za_boevye_zaslugi_0 - .jpg
Эти ордена имеют выбитые номера, по которым видно, что получены они в тяжёлые годы войны.
 photo 45 .jpg
К ним присоединены и послевоенные, не менее многочисленные медали, и ещё один орден Красной Звезды. Также в папке хранятся благодарности командования армией, и лично тов. Сталина:

 photo   .jpg


 photo   1945.jpg

В дедушкином фотоальбоме есть фотографии военных лет, на них его сослуживцы по ХППГ-5478 - офицеры, врачи и молоденькие девушки, медсестры в гимнастёрках с лейтенантскими погонами.
Все эти фото сделаны весной и летом 1945 года в Австрии, где госпиталь встретил 9 мая, и в Берлине.


 photo   1945  .jpg

Как многие, прошедшие фронт, Арон Григорьевич не любил рассказывать о войне, верно, слишком много душевных сил было оставлено там.
Немногие его рассказы сводились, в основном, к весёлым случаям. Так, запомнилась мне история про одного из коллег-хирургов, большого любителя традиционного русского зелья. Операции в ХППГ, бывало, шли непрерывно, на нескольких операционных столах. И как-то, когда этот хирург очутился у стола в состоянии сильного опьянения, он сказал ассистировавшей хирургической сестре: «Только держите меня, чтобы я не упал». Оперировал он, по рассказам папы, хорошо, как теперь говорят, «на автопилоте».
Записка датированная маем 1945 года :

 photo   1945_1.jpg

О том же хирурге была история, связанная с пребыванием госпиталя в одном из богатых поместий австрийской аристократии. Офицеры нашли в буфете городского дома бутылки с вином, но пить его было рискованно - а вдруг отравлено фашистами. Тогда тот же герой-хирург сказал: «Я выпью, а вы следите за мной». Он выкушал изрядную дозу трофейного напитка и уснул, а все присутствующие сидели на диванах и ждали - проснётся он или нет.
Папу все любили, многие долго переписыва¬лись с ним, но это было уже позже, в 70-80-е годы.
 photo 2.jpg Приведу для примера отрывки из двух писем:
«Привет из Ленинграда! Здравствуйте, уважаемый Арон Григорьевич! Извините за беспокойство. Случайно узнала Ваш адрес и решила написать Вам маленькое письмецо.
Арон Григорьевич, а знаете, кто Вам пишет? Конечно, Вы уже, наверное, забыли своих подчинённых во время войны, а я вот помню Вас, Арон Григорьевич, помню как дорогого мне человека. Вспомните ХППГ-5478, хозяйство Ю.П. Крапивина. Там я работала в перевязочной медсестрой. Имя моё Екатерина Лебедева, сейчас Майорова.
Вспомните, как Вы, дорогой Арон Григорьевич, спасли мне ноги, за это благодарю Вас всю свою жизнь.
Сейчас я уже на пенсии, получаю 120 руб¬лей, имею семью, внучек, живу нормально, т. е. не плохо... Теперь не работаю, занимаюсь по хозяйству. Переписываюсь с бывшими фронтовыми подругами... все друзья разлетелись по разным уголкам нашей Родины.
Арон Григорьевич, а как Ваше здоровье? Работаете ли Вы? Если не посчитаете за труд, попрошу ответить несколькими словами.
Арон Григорьевич, извините за беспокойство, с приветом, Лебедева-Майорова. 12.03.81 г.».
 photo _2.jpg
Упоминаемый в этом письме Ю. П. Крапивин был начальником ХППГ. А вот и письмо от него.
в тех пор, как проводил Вас из города Кант на родину в Свердловск. Пишет Вам бывший начальник ХППГ-5478 Ю.П. Крапивин. Печально, но факт, что обстоятельства разлучили нас на долгие годы.
Мой путь оказался тяжёлым. 1945-1947 годы - корпусной врач в Австрии, Венгрии и Украине. Только устроился в город Запорожье, как меня в 1947 году вызвали в генштаб и затем... отправили в «командировку» на многие годы. Вернулся в Ленинград только в 1956 году.
В 1959 году уволился из армии в чине полковника. Получил от Вас письмо в середине шестидесятых годов. Но получилось плохо, так как моя «банда» - дети - это письмо и многое другое уничтожили. Детей у меня мало, только четыре - Таня, Вова, Оля, Игорь. Жёны - разные...
Должен признать, что Ваш отъезд из госпиталя и г. Кант поставил меня в тяжёлое положение. Я остался один на один с Беленьким, а это было трудно и опасно...
Помню Вас очень хорошо. Вы для меня остались на всю жизнь эталоном человека с большой буквы. Должен признаться, что подобных Вам людей я встречал мало. Обнимаю Вас от души. Рад буду получить от Вас весточку. Только сейчас стали приходить письма наших друзей, сослуживцев по госпиталю. Шлю адреса Нелюбовой, Лебедевой...
Короче говоря, жду от Вас письма.
14.09.81 г. Обнимаю. Ю. Крапивин.
P.S. Нет ли у Вас сведений о Вере Лушкочиной? Я её очень ценил как работника. Вы оба были моей опорой».
Думаю, должна быть понятна «командировка» на многие годы, в которую попал майор Кра-пивин. Неизвестно, где только он отбывал эту «командировку» - на Колыме или в Воркуте.

В Свердловск приходили с фронта редкие треугольники - без марок, со штампом «по¬левая почта» - письма от дедушки. К госпитальному двору была подведена ветка железной дороги, куда прибывали санитарные поезда с ранеными, и всё папино детство прошло среди них - этих молодых парней на костылях или с забинтованной головой, или неподвижных на узких госпитальных койках.
Дед вернулся из Австрии в Свердловск в середине сентября 1945 года, в тот же самый госпиталь, откуда он уходил на фронт.
Вскоре, 3 мая 1946 года, семья Кислюк переехала в Челябинск. Дедушка получил назначение на должность начальника хирургического отделения Челябинского гарнизонного госпиталя, где проработал 37 лет и спас много жизней, рук, ног, голов.
 photo .jpg
Быть хирургом — великая ответственность, тяжелейший и благороднейший труд, для этого нужны и знания, и особый талант – тонко чувствующие руки.
 photo 1968 .jpg
До последних дней жизни он был верен своему госпиталю и умер там же, в палате, в которую он много лет входил как врач.,
Я пришла туда неделю назад, чтобы взять одно сохранившееся в госпитале фото, сделанное в 1980 году на 35 лет Победы.
 photo _3.jpg

Я сразу заплакала в госпитале. Этот госпиталь, его серенький КПП, его старое трехэтажное уже очень ветхое здание с сталинского ампира балюстрадой на углу улиц Российской и Труда – они остались совсем такими же как были в моей памяти с начала 80-х годов.
Я была страстно обожаемой внучкой и платила дедушке тем же. Когда брат Сашка вырос до 10 лет, стал больше тянуться к папе, повзрослел, стал вести интеллектуальные беседы о книгах и музыке, дедушка погрустнел. Он сказал моей маме: - Вот, Шурочка, я уже и не нужен нашему мальчику… Шурочка ответила, опустив глаза на округлившийся живот: - Ничего, Арон Григорьевич, не волнуйтесь, скоро появится особа, которой вы будете очень нужны!
К овдовевшему дедушке настойчиво сватались невесты. Дедушка был идеальным – фронтовик, подполковник в каракулевой папахе, орденоносец, врач, заведующий отделением, вежливый, интеллигентнейший, мягкого характера, педант и аккуратист. Но дедушка всегда указывал на меня – Вот – последняя женщина в моей в жизни!


 photo   2.jpg


Мы приходили в госпиталь к дедушке на работу, а потом и проведать его в больнице. Нашу последнюю встречу всегда вспоминает моя мама, мы уже распрощались, и дедушка провожал нас взглядом , стоя у палаты, а мы с мамой удалялись по больничному коридору. И вдруг я рванулась назад, закричала - Дедушка!!! - и вцепилась, обхватив его руками и ногами. Мне было почти 7. Дедушку я больше не увидела.

Мой дедушка был добрым и мудрым, надежным и порядочным человеком, опорой и центром всей нашей семьи. Его любили все, кто знали, очень уважали, ценили. Ни одному доносу, поступившему на дедушку до войны сотрудник НКВД в Шепетовке не дал ходу. В начале 50-х, у нас дома в Челябинске, как и у всех еврейских докторов , в коридоре стоял тревожный чемоданчик с парой белья и сухарями. В страшном 1952 году профессура Челябинского мединститута ( которая состояла из бывших профессоров Киевской медичной академии, эвакуированной в Челябинск) села в тюрьму во время так называемого «дела врачей». Папа тоже был включён в этот список, однако руководство соответствующего органа армии категорически заявило о том, что «Кислюка А.Г. они не отдадут».

Я знаю, что мой дедушка настоящий герой войны, очень скромный, очень мужественный и очень честный. Его мирная специальность призвала его на фронт и столкнула с самыми страшными его проявлениями. Он держал в руке не винтовку, но скальпель. Он руководил не войском, но хирургическим отделением. Он нес людям жизнь, а не смерть. И он очень любил песню Давида Тухманова «День Победы»

 photo 1945 _1.jpg

Этот текст написан мною по статье моего папы, Виктора Ароновича Кислюка для местного журнала "Инфор" 1997, статья "Мой отец- военный хирург".
kislaya: (2009)
Смотрела тут давеча советский фильм про Тома Сойера (режиссер Станислав Говорухин).
Это в нем Маша Миронова сыграла Бекки Тетчер.
У нее там очаровательные панталончики из под кисейного платья и такие трогательные прически - баранки и корзиночки из косичек.

Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна, 3-я серия_shot00001

С детских лет поражалась зачем на роль Тома выбрали мальчика, может быть и талантливого - но с одутловатым лицом, каким-то бабьим, и пучьими глазами - Федю Стукова.

100457278_14


Оказывается, кастинг на Тома прошел совсем другой мальчик, однако Никита Михалков убедил Говорухина, взять именно Федю, который уже к тому времени блеснул в михалковской Родне ( в роли внучки героини Нонны Мордюковой) и "Нескольких днях из жизни Обломова".

А мальчик, который прошел конкурсный отбор, выбросился из окошка.
Нет, он остался вполне себе цел, жив, ему срочно и испуганно дали в фильме крохотную роль Джо Гарпера.

90d758a5774538c863ab117a780c


Этот мальчик потом много кого озвучил, например Васечкина.
А потом он вырос, стал Игорем Сориным, самым странным Иванушкой Интернешнл.

И потом снова он прыгнул - с уже известным результатом.
Думаю - а что было бы если бы в детстве ему заслуженно дали сыграть Тома Сойера?
kislaya: (2009)
27 февраля, 51 год тому назад поженились мои мама и папа.

а в прошлом году был большой праздник в камерном театре:



А вот и рассказ как все было:
часть 1 : http://kislaya.livejournal.com/274051.html

часть 2 : http://kislaya.livejournal.com/274409.html

Ура? Ура! Все пока живы и относительно стабильны!
kislaya: (2009)
Ты помнишь как из тьмы былого
Из документов, фото, фраз,
Как будто воплощаясь снова
Глядела наша жизнь на нас.

Что наша жизнь? Ответить странно -
Полуулыбка, полуплач
Коктейль из правды и обмана
Смесь из побед и неудач

Когда потемки наступают
И мнится , что бессилен я,
Живой водой меня питает –
Взгляни в альбом – моя семья.


Челябинск, 1964
 photo 43104300440044B0448043D044F043804450443043B043804330430043D0.jpg
Стишки, фото и даже телесюжет про папу и маму )
kislaya: (2009)
Новогодний бал, начало шестидесятых, Челябинск.
Молодой инженер-наладчик ( маленький еврей) увидел яркую миниатюрную блондинку с осиной талией и белоснежной улыбкой.
Его корни – украинские местечки, место рождения - Шепетовка, семья врачей,выпускников Киевской Медичной Академиии, моя бабушка – Дора (Дебора) Эммануиловна ( Менделевна) Идлис родом из Чернигова, дедушка – военный хирург, подполковник Арон Григорьевич ( Гершлевич) Кислюк тоже с Украины. Война забросила папу и бабушку Дору в Челябинск, куда позже был расквартирован и дедушкин госпиталь.
Шура из Валги, крошечного городка на границе Эстонии и Латвии. Так случилось что родная деревня моей бабушки Ракитиной Екатерины Герасимовны после раздела Советской России с Прибалтикой отошла буржуазной Эстонии, где мама и родилась. Училась в Ленинграде, в знаменитом ЛИИЖТЕ ( институте инженеров железнодорожного транспорта). Распределилась вслед за старшей сестрой в перспективный опорный край державы – на Урал.

После двух лет ухаживаний и километров прочитанных стихов мама согласилась выйти замуж за папу. Они поженились 50 лет назад, 27 февраля 1964 года.

 photo 4430432043E0434043E043F043004340430044F0438043C043E044F04480443044004300.jpg

жизнь прожить - не поле перейти ( много фоток, текст) )
kislaya: (2009)
В сентябре 1992 года выпускники очень средних школ города Че шумели перед парой по истории России. Челябинский Гос.Университет, юридический факультет, второй набор.
В аудиторию ворвался он, Игорь Вячеславович Сибиряков, и началось.
Он обрушил на нас сразу всю полноту знания о мире. Вводная лекция касалась науки истории.
- Давайте поговорим об Арнольде Тойнби, о Карле Ясперсе, о Льве Гумилеве? - доверительно предложил нам наш новый преподаватель.

Игорь Вячеславович только что защитился после окончания аспирантуры в МГУ, он читал лекции как Новый, Современный Преподаватель. Излагал материал быстро как из пулемета, накидывал нам имена, теории, версии, источники - это была беседа компетентных собеседников, исследователей. Он оказывал нам честь - приравнивая нас, пусть ненадолго, к себе. Он предполагал , что мы умны, любопытны, что мы жадны до знаний и хотел с нами делиться, обсуждать, спорить и вести нас, ненавязчиво формируя наше историческое мышление.

Мы не были готовы к такому уровню. Мы не были готовы ни источникам, ни к самостоятельному осмыслению, ни к диалогу. Вчерашние школьники - мы могли выучить по учебнику и и пересказать как поняли, ну ответить на вопросы.

Блеск Сибирякова, его напор, его доверие к нам вытолкнули нас из болота среднего образования и переместили сразу в Высшую школу. Мы пошли в библиотеки, взяли того Тойнби, взяли Ключевского, взяли маркиза де Кюстина и начали дискутировать. Сибиряков заставлял нас говорить. Ладно я, болтушка, но были люди которые говорили и думали только на его семинарах и коллоквиумах.

МЫ обожали его всем курсом. Успеваемость и склонности наши личные значения не имели - все любили Историю и Сибирякова как глашатая ее на земле.
Он ошеломил нас, влюбил нас в себя, он рассказал нам Главное, так сказать Евангелие от Сибирякова - что есть история, и как менялся мир вокруг этой условной части суши, именуемой Россией. Почему так было, было ли от этого лучше, где история могла пойти другим путем и какие можно сделать выводы.

Теория цивилизаций Арнольда Тойнби основана в системе Вызов - Ответ.
Игорь Вячеславович дал нам мощный Вызов. Прошло 20 лет, а мы несем его по жизни, вспоминае его и любим, и что там греха таить - гордимся своим отличие.
Мы его любимый курс. У нас была взаимная любовь и я точно это знаю.

Ему было 50 в октябре. Были его коллеги, ученые, профессура, интеллектуальный бомонд. К нашему удивлению мы были единственными студентами на этом мероприятии, которым он оказал такую честь.

И.В. сделал потрясающую презентацию про хронику своей жизни, рассказал нам о всем важном, что в ней случилось, о всех значимых встречах. И мы были в этой летописи, представляете? Он не шутил, он нас на самом деле Выделял!

Лучшее, что я почерпнула от своего образования - это был курс истории России от Сибирякова на первом моем курсе. Это очень сильно повлияло на мое формирование как личности и мыслящего человека.

 photo sib.jpg

Дорогой Игорь Вячеславович. Чтоыб найти это фото я погуглила и нашла группу ваших фанатов Вконктакте.
http://vk.com/club1339373
Вот это народная любовь. Студенты вас обожают. Несите свой талант детям, не теряйте оптимизма и учите наших детей!

Спасибо!
kislaya: (2009)
Предистория номер раз:
Сидим тут давеча в бане с друзьями. ну есть у меня такие друзья, грязные.
По радио Стинг поет из какого -то фильма" ПабаПАба ПабаПАба ПабаПАба ПабаПА!ПабаПАба ПабаПАба ПабаПАба ПабаПА!"
Ну, вы все знаете эту песню. Она навязла на зубах как мелодия из Крестного отца, как мелодия из Истории любви, как... Ну все что там напевают в машине когда надо попабапамкать.
И тут у нас случается затык. Мы не можем вспомнить из какого фильма эта песня. Исполнение Стинга наводит некоторых на мысли, что песня старая, начала 90-х. Я точно знаю , что песня старая из 60х-70х, у Стинга была каверверсия. Гугленье по запросу Стинг Бест оф лирикс не помогает.
Пабапамкаю маме - мама мелодию знает, название песни сказать не может.
Пабапамкаю Танке- аналогично.
Мучаюсь страшно!

Предистория номер два:
Перед Египтом пишу своему любименькому волшебненькому другу БармаТёме ( г.НЙ, шт НЙ) : Алё-на, посоветуй чо накачать в отпуск формата 11 друзей Оушена и Аферы Томаса Крауна, позитивненькое.
Тёма пишет: Ты Афёру имеешь в виду какую? Оригинальную со Стивом Маккуином?
Я : Стива Маккуина знаю, Мотылек смотрела, Аферу смотрела римэйк с Пирсом Броснаном.
Тёма мне пишет нечто вроде :even Steve McQueen's urine is cooler than Pierce Brosnan Это, грит, первый же коммент на ютубе на римэйк.

Это меня заинтриговало, вспомнила сегодня с утра, пошла читать про оригинальную "Аферу Томаса Крауна". Википедия сообщила, что:
Песня «The Windmills of Your Mind», написанная Мишелем Леграном в соавторстве с Мэрилин и Аланом Бергманами и принесшая фильму «Оскар» (Легран был также представлен в номинации «Автор оригинальной музыки к кинофильму») и «Золотой глобус» за лучшую песню, — одно из наиболее часто исполняемых произведений в истории популярной музыкальной культуры ХХ столетия. Примечательно, что оригинальная версия «The Windmills of Your Mind» в исполнении британского певца Ноэла Харрисона не вызвала особого восторга у Бергманов. И хотя песня попала в первую десятку британского хит-парада в 1968 году, самыми известными кавер-версиями «The Windmills of Your Mind» принято считать интерпретации Хосе Фелисиано (1969), Дасти Спрингфилд (1970) и Стинга (1999). Версия Спрингфилд стала одной из музыкальных тем в фильме «Завтрак на Плутоне» (2005) Нила Джордана.


Я как-то сразу поняла, что нашла свою мелодию! ( Можно было и догадаться, что это Легран, я пластинку Нана Мускури поет слушала в детстве 150 тысяч раз! И ещё у меня была плстинка Энди Уильямса заездила до дыр! И ещё была такая - Хампердинк, Том Джонс и Сальваторе Адамо и ещё кто-то - 4 портрета на обложке)
А вот и треки - какие нашла!
Оригинальная версия в исполнении Ноэля Харрисона

Хосе Фелициано поет и играет:

Дасти Спрингфилд поет для немецкого ТВ:

Поет Стинг, соблазняет Фэй Данауэй,

Поет Стинг, танцуют Пирс Броснан и Рене Руссо


Дело за малым- надо смотреть оригинал фильма.
kislaya: (Default)
В закрытом женском сообществе девочки шалят - и показывают, что сделало время из милых пупсов на черно-белых фоточках.

Не могу не продублировать себя сюда:5 времён жизни )
kislaya: (Default)
В закрытом женском сообществе девочки шалят - и показывают, что сделало время из милых пупсов на черно-белых фоточках.

Не могу не продублировать себя сюда:5 времён жизни )
kislaya: (тюльпаны)
Глебом навеяло:
У нас дома до сих пор есть старинный, 1978 года телефонный справочник на желтой бумаге. Толстый и очень смешной том! все телефоны ещё шестизначны!

Мы по этому справочнику с подружкой развлекались.
Звонили человеку по фамилии Ковер и спрашивали: Алооо! Это ковёр? А половик дома? Это палас спрашивает...

Нам было гомерически смешно. И было нам лет семь...
kislaya: (тюльпаны)
Глебом навеяло:
У нас дома до сих пор есть старинный, 1978 года телефонный справочник на желтой бумаге. Толстый и очень смешной том! все телефоны ещё шестизначны!

Мы по этому справочнику с подружкой развлекались.
Звонили человеку по фамилии Ковер и спрашивали: Алооо! Это ковёр? А половик дома? Это палас спрашивает...

Нам было гомерически смешно. И было нам лет семь...

Profile

kislaya: (Default)
kislaya

December 2016

S M T W T F S
     1 23
45678910
11 12131415 1617
18192021222324
252627 28 293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 05:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios